Deprecated: preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /home/h130/data/www/assdin.ru/engine/modules/show.full.php on line 243  Церковной тропой » Осетия | Официальный сайт религиозной организации осетинской традиционной веры
29.06.2017 06:40

Церковной тропой

Автор: admin / 25-02-2015, 17:53 / Категория: События и мнения
Тибилов Азамат

Не так давно я стал свидетелем спора двух учениц, спор был о идентичности осетинского небожителя - Уастырджи и Святого Георгия. Сторонница того, что Уастырджи не имеет никакого отношения к римскому полководцу (Георгию), позже канонизированному, приводила весомые факты, а другая сторона, чувствуя поражение, гневно вымолвила: - Мне мой батюшка так сказал. Ты что умнее его?!

Осетинская культура, мифология и религия изучается на протяжении двух с половиной веков (с небольшими перерывами), но почему существует совершенно беспочвенная идентичность двух кардинально разных религиозных систем? Быть может, методология осетиноведения устарела или держится на непрочных столпах?

Первая половина девятнадцатого века была охарактеризована масштабными исследованиями этнического быта, религии и культурных форм осетинского народа. Учёные Московского Императорского Университета, такие, как: В. Пфафф, Всеволод Миллер и Кануков Инал, прибыли в Осетию. "Особый интерес" представляют религиозные "анализы" В.С. Миллера: "Уастырджи, дигорское - Уаскерги. Вторая часть имени этого популярного святого есть несомненно искажение имени Giorgi, первая часть та же, что в имени Уацилла. Св. Георгий представляется покровителем мужчин, всадником на чудном белом коне"[1 с.426].

В одном из писем В. Миллера Гаппо Баеву, говорится следующее: сегодня местный священник рассказал мне о "Уастырджи", меня удивило, что у местных туземцев (речь идёт осетинах - Т.А) этот образ куда более развит [2].

Т.е. Миллер использует информацию для исследований не носителей осетинской религии дзуарылæгтæ (жрецы), каддагæнджытæ (сказители), а представителя не исконной религии (христианства). Например, известный "просветитель" Аксо Колиев, упорно занимавшийся русификацией и христианизацией осетин [3 с.10], помимо всего прочего, в 1865 году сочинил стихи "Хвалебная песнь Святой Марии", "Воскресение Христово", "Отче наш", и тем самым внёс свою лепту в профанацию осетинской религии. Остановимся ещё на одном отождествлении, а именно, на Майрæм (покровитель женщин и детей). "Мады Майрам ("Мать Мария") - покровительница женщин, прежде всего женского плодородия, особо почитавшаяся молодыми девушками и женщинами» [4с.94]. Легко разбивает этот миф труд Уарзиати Вилена: "По традиционным поверьям осетин святой образ Мады-Майрæм был добрым покровителем чадородия. Женщины обращались к этому святому с просьбами о потомстве и их здоровье" [5 глава II].

Хоть религиозная система осетин не знает святых, но различие Богоматери и Мады Майрæм, В.Уарзиати хорошо отразил. Не удивительно, что В.И.Абаев особо не утруждает себя в поисках корней религиозных названий и повторяет написанное В. Миллером: "Уастырджи - Святой Георгий (волокита заискивающий перед нартовскими женщинами) [6 с. 48].

Осетинская устная традиция сложила загадки о христианских священнослужителях. Например, æгæсай дæр стигъы æмæ мардæй дæр (обдирает и живого и мёртвого) – сауджын (поп) [7.с.162]. Почему же сложилось такое отношение? Не успели осетины оправиться от жуткой карательной экспедиции генерала Абхазова, как церковь разворачивает план о христианизации населения.

В 1847 г. декабрист В. С. Толстой был направлен наместником Кавказа князем М.С. Воронцовым по горным аулам и плоскостным селам Владикавказского и Дигорского округов Северной Осетии для изучения состояния религиозности осетин и степени проникновения влияния Шамиля. В.С. Толстого в его поездке, по распоряжению экзарха Грузии архиепископа Исидора (Никольского) сопровождал А. Колиев. Свою поездку по ущельям Осетии В.С. Толстой описал в двух очерках: "Тагаурцы" и «Поездка в Осетиюв 1847 году». Вот, что пишет Толстой: «Князь Воронцов поручил мне объехать всю горную Северную Осетию. Я должен был объявить жителям, что отступничество от православия нашими законами причисляется к уголовным преступлениям. При этом князь Михаил Семенович приказал мне вникнуть в дело и доискаться причин самого отступничества» [ 8 с. 125].

Угрозы В.Толстого не напугали осетинский народ, но епархия настроена решительно: "надо заметить, что осетины, исповедывающие православную религию, ничем не заинтересованы для старания убедится в чистоте и пользе исповедуемого ими учения, а потому совершенно равнодушны к религии. Это видно из того, что большая часть духовенства (есть исключения, но их немного) постоянно обращается к местным властям о принятии полицейских мер для того, чтобы заставить народ ходить в церковь, соблюдать посты, говеть, крестить младенцев и проч. Полицейские меры, само собою, не приносят пользы, а крайний вред делу религии. Часто оскорбленный наказанием и принуждением, мстительный от природы туземец не задумывается и совершенно отступиться от церкви. Сила физическая не заменит силы нравственной: плохо дело, если приходится прибегать к принуждению. Нет, здесь нужны миссионеры по призванию, а не по названию религии"[9].

Те же самые меры описывает историк, этнограф Сослан Темирханов. "Правительство, через полицейские органы стало насильственно принуждать их к посещению церквей и к исполнению православных обрядов, за уклонение от которых стали подвергать преследованиям, доходящим до лишения свободы и до разлучения мужа с женой (не обвенчанные), хотя бы у них были и дети, и стали распадаться семейства и разоряться хозяйства, но осетины все по-прежнему продолжали бойкот православной церкви, не посещая ее, и не исполняя ее обрядов [10 приложение "Народная религия осетин]. Итак, фундаменты осетиноведения и представления о традиционной осетинской религии ложны и фальсифицированы священнослужителями, в укреплении позиций христианства в Осетии использовались полицейские органы.

В личной охране императора России (императорский конвой) числились целые семьи осетин, но из офицеров выделяется Туганов Асланбек. "Асланбек Туганов был первым осетинским генералом, которого еще при жизни считали патриархом осетинской военной интеллигенции. Его пример, нравственные принципы в решении не только политических, но и социальных вопросов, стали основой деятельности обширного круга воинов-осетин» [11]. Представитель высшей военной интеллигенции подвергался нападкам духовенства и из-за этого он был сломлен. Об этом "странном" докучании свидетельствует письмо А. Туганова, адресованное князю Барятинскому: "нынешний экзарх Грузии требует, чтобы я детей своих принудил силою принять христианскую религию, и угрожает, что в противном случае после смерти моей они не могут пользоваться и моим имением, принадлежащим им по прямому наследству, и землями, дарованными мне за службу Государем Императором. Доводя об этом до сведения Вашего Сиятельства, покорнейше прошу принять меня под покровительство свое и защитить от нападок духовенства»[12]. После письма тяжбы прекратились, но после смерти Асланбека Туганова, духовенство вновь подняло "дело за 1859 год о понуждении ген.-майора Туганова к исполнению христианского долга". И началась долгая тяжба между церковью и семьей генерала, закончившаяся тем, что 23 апреля 1880 года его жена Кенжехан сообщила начальнику Терской области, что три ее сына окрещены и получили новые имена: Афай - Александр, Батырбек - Владимир, Хаджимурза - Николай (крестил священник Владикавказской осетинской церкви Михаил Сухиев). Асланбек Туганов не раз писал, что он приверженец веры отцов, но экзарх Грузии и его свита добились своего. Как-то раз наткнулся на афоризм:
"уничтожьте 10% национальной элиты и страна будет отброшена на 30 лет назад".

В нашем же случае физически искоренили 30%. Цоцко Амбалов, Георгий Малиев, Бритаев Елбыздыхъо, Александр Кубалов, Александр Тибилов, Ахполат Аликов, Бритаева Зарифа, Гутнов Евгений и многие другие. Остановимся на одном из представителей осетинской интеллигенции, Цоцко Амбалове. Амбалов знал восемь языков, преподавал в Санкт-Петербургской академии. Был переводчиком, собирателем фольклора, языковедом и общественным деятелем.

Но интересно следующее: "Цоцко некоторое время учительствовал в начальной осетинской школе, но вынужден был расстаться с ней из-за нетерпимо-монашеско-религиозного режима, установленного в ней как в церковно-приходской школе, а хозяином церковно-приходской школы был поп. Школа была связана с церковью и христианизацией осетинского народа: головы учащихся забивались идеями преданности царю и церкви. Перед школой ставились чуждые ей задачи, антинародные миссионерские задачи. Цоцко были чужды эти задачи, но он все-таки какое-то время терпеливо переносил свое положение. Но однажды, как он сам мне рассказывал, когда он занимал должность учителя в школе одной из двух Моздокских дигорских казачьих станиц, в школу заявился ревизор в лице священника Андриевского. Он, как ревизор, первым делом у Цоцко потребовал список учеников и стал его придирчиво просматривать. Особой инструкцией требовалось, чтобы фамилии учеников писались с русскими окончаниями, а имена — только православные. И вдруг лицо ревизора исказилось гримасой возмущения. Он у кого-то из учеников вместо православного имени обнаружил кавказско-осетинское имя Асламурза. Этого было достаточно, чтобы "жандарм в рясе" рассвирепел и, обращаясь к Цоцко, возмущенно взревел: "Уж сколько раз указывали, что в классном списке не должно быть никаких туземных фамилий и имен. А у вас что получается? Вместо православного имени у ученика какое-то имя диковинное: Асла да Мурза! Возмутительно!" — закончил свое замечание, выражаясь словами А.И. Герцена, разгневанный "поп... превратившись в квартального "эпохи Николая Палкина". После такой унизительной сцены Цоцко не счел для себя более возможным остаться учителем в школе и покинул ее и свою работу в ней [13]. Цоцко Амбалов будет репрессирован и расстрелян в 1937 г., на 67- м году жизни.


Список используемой литературы

1.Всеволод Миллер. Осетинские этюды. Москва. 1881 г.

2. Письма Всеволода Миллера, Гаппо Баеву. Материалы Центрального Республиканского архива Северной Осетии-Алании.

3.Сатцаев Э. Б., Осетинские писатели, Владикавказ, 2008 г.

4. А.Б.Дзадзиев, Х.В.Дзуцев, С.М.Караев. Этнография и мифология осетин. Владикавказ, 1994 г.

5. Уарзиати Вилен. Праздничный мир осетин. СОИГСИ, 1995 г.

6. В.И.Абаев. Нартовский Эпос осетин.

7. Тменова Дзерасса. Осетинские народные загадки. Владикавказ, 2000 г.

8. Толстой В.С. Из служебных воспоминаний B.C. Толстого. Поездка в Осетию в 1847 году // В.С. Толстой Сказание о Северной Осетии / подгот. к изд., предисл. и примеч. Г.И. Цибирова. – Владикавказ, 1997.

9. Газета "Кавказ". 1865, № 29.

10. Темырханты Сослан. Иры Истори. Аланыстон, 1994 г.

11. Г.Т. Дзагурова. Сыны Отечества.

12. В.А.Инсарский. Русская Старина.1т. IX, Воспоминания, 1874 г.

13. Æмбалты Цоцко. Удварны хæзнатæ— Дзæуджыхъæу: 2009.
Просмотров: 11133