Deprecated: preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /home/h130/data/www/assdin.ru/engine/modules/show.full.php on line 243  Нартиада – дописьменная история цивилизации » Осетия | Официальный сайт религиозной организации осетинской традиционной веры
17.10.2017 15:59

Нартиада – дописьменная история цивилизации

Автор: admin / 12-11-2014, 13:23 / Категория: Статьи
А.Р. Чочиев (историк-филолог)


     ВВЕДЕНИЕ
     Нартиада и датировки начальной истории цивилизации: материальная культура и погребальный обряд перед эпохой сложения организации силового принуждения внутри социума

     Этнографические, лингвистические и археологические анализы данных Нартиады начаты со времен научного интереса к ней в девятнадцатом веке. С начала 2000-х годов все более актуальными для исторических выводов становятся данные ДНК-генеалогии. Мы, соавторы настоящего исследования Нартиады, исходим из методологической установки, утверждающей, что культуры с языками переходили и переходят с технологическими знаниями, а выражают эти знания предметы материальной культуры как фиксирующие это знание конкретные его продукты. От этого зависят и языки, и смены языков – и эти культурно-языковые переходы ДНК-генетика позволяет отслеживать также еще и в переходах через самих носителей языков и технологий - как через еще один из материалов преемственности в истории.
     Настоящая работа представляет этнолингвографическое исследование текстов Нартиады с необходимым для датировок археологическим фоном от времен неолита (А.Р. Чочиев), и археологический обзор преемства евразийских материальных культур, отложившийся в Нартиаде от неолита и раннего металла (А.О. Наглер).
     Проблема встала во второй половине 1970-х, при разработке этнографической темы «Пережитки военно-демократического уклада у осетин в прошлом», встала как проблема степеней сопоставимости осетиноведческих этнографических данных по материальной культуре, погребальному культу и поло-возрастной системе с параллельными данными Нартиады. Проблема важная для идентификации и хронологии специфических институтов военной демократии нартов с их остаточными проявлениями ее пережитков у осетин. Однако не было и сколько-нибудь надежных критериев для датирования этого среза истории и по фактам Нартиады – ее датировки в нартоведении нередко сомнительны или – как правило – малоубедительны по привязкам к фактам и датам археологии. И особенно – по связи с фактами и датами писаной истории, эпоха которой слишком поздняя для военной демократии, ибо отражает недавние времена индоевропейцев \или ариев\.
     Вызывал недоумение и тот факт, что Нартиада изобилует подробностями описаний погребальных культов и панорамных картин «того света», которые совершенно надежно сопоставляются с погребальными культами плодородного полумесяца неолитического Ближнего Востока – и в нартоведении это не отмечено… При том, что есть еще и отдельные сюжеты погребальной специфики Нартиады, которые, в поражающих своей подробностью деталях, установлены археологией в неолитической Анатолии – и это отодвигает датировки Нартиады глубже даже и эпохи существования трехфункционального социума индоевропейцев по Дюмезилю… При этом основания эти беспримерны по надежности из-за их детальных соответствий археологическим оценкам эпохи неолита, что, в свою очередь, беспримерно для всех видов текстовых источников, доступных по истории той эпохи!
     Тема военной демократии актуальна тем, что является началом процесса образования государств. И недостаточно изучена на материалах евразийской истории, где государства образовались впервые в истории. И не всегда там, где это отразилось в письменности – и не всегда таковая уже и зарождалась. И если да, то во времена становления государств письменность бывала развитой не более, чем сами эти пред-государства - это был процесс взаимосвязанный. По этим проблемам Нартиады на 2006-й год одним из авторов изданы двенадцать монографий, в которых некоторые вопросы получили ответы. Но по объективным – не зависевшим от автора – причинам, связанным с процессами последних десяти лет истории СССР, оказались недоступны архивные материалы Нартиады, систематизированные автором на начало 1990-х… И изданные монографии А.Р. Чочиева от этого много потеряли (докторская диссертация вышла монографией «Нарты-арии и арийская идеология», М. 1996; том второй под тем же названием – М.2000)…
     По этой причине, в дополнение ко всем другим, остается немало темных периодов в истории Нартиады, как и в истории государствообразования – и не только у индоевропейцев. Каким был этот процесс на заре его истории, и был ли он завершен там, где это начиналось, возникновением известных в истории ранних государств? И если нет, то совершался ли процесс на стыках разных систем военной демократии, или в Евразии таковая сложилась только у индоевропейцев? Но и тогда – какими они были и чем отличались, и чем были сходны, и в каких регионах – все эти вопросы остаются без ответов.
     К примеру, при бесспорной связи Нартиады с историей – как минимум – кавказских народов, при достоверной (по Дюмезилю) датировке истоков Нартиады эпохой индоевропейского единства, невозможно даже приблизительно указать ориентиры для датировок начальной истории культов у осетин и других народов – и их отражений в Нартиаде, при том, что преемственность культов вне всяких сомнений… А при том, что культы и их содержание описаны, то это значит, что ориентиры имеют траектории в пространстве и времени.
     И это значит, что сам факт отсутствия установленных датировок является следствием методологической несостоятельности нартоведения в тех разделах исследований Нартиады, которые претендуют быть актуальными как исторические исследования.
     В наших исследованиях было предложено отличать от нартоведения, ставшего одним из разделов кавказоведения, иной подход к исследованию Нартиады – системный, и для ясности в различии он был назван нартологией. Отличие в том, что нартологические исследования могут и должны основываться только на данных самой Нартиады – и в первую очередь имеющих в ней системное изложение как отдельными цельными текстами, так и устойчивыми фрагментами. Этот подход заключает и все применявшиеся в нартоведении методы, но ставит целью следовать структуре данных самой Нартиады – без внешних параллелей из писаной истории, составивших самую неубедительную часть нартоведения. И исходить из тех ее установок, которыми нормирована ее идеология в фундаментальных обоснованиях ее структур (кадаги о творении мира и жизни), и из основополагающих описаний культов, из функций в культах, чтобы устанавливать точные даты и территории, связанные с функциями и их историей в самой Нартиаде.
     Строго говоря, нартология выстраивает данные самой Нартиады в систему функциональных структур поло-возрастной идеологии и выявляет влияние на нее все более регулярного вооруженного промысла, с установлением различий в функциях элит довоенной - и элит военной эпох. После этого, как дополнения к данным Нартиады, актуальны и смежные сведения из истории Кавказа, с использованием всех доступных методов современной науки. Но это только после исчерпания данных самой Нартиады.
     Этот подход выстроен по жизни в самой Нартиаде, то есть - ориентирован по ориентирам самой Нартиады, которые в части своей явно не связаны с Кавказом. Но связаны как логическая система переходов между типическими фактами жизни в их этнографических параметрах групповых и индивидуальных социальных функций. Функциональные критерии жизни отдельного человека, поло- возрастных групп и жизнь природы, то есть – космоса, предстают как зримая логика системно переходящих актов и состояний поведения wag\уаг, и его мотиваций wacgъyd\уацгъуэд\уацхъуэд, которые проходят в Нартиаде как процессы жизни разных по спецификам персонажей. Совершенно отличен от всех в спецификах – «сэрдон», и как персона, и как функция, потому анализ начат с них, а они еще прослеживаются в религии и в образах веры.
     Однако поскольку надежных датировок начальной культуры Нартиады до сих пор не было, потому невозможно было сколько-нибудь надежно обосновать как этапы религиозной, так и этнической истории носителей Нартиады… Но есть основания утверждать, что начало Нартиады много древнее – как минимум – чем эпоха трифункциональной социальной структуры у индоевропейцев (по Ж. Дюмезилю – и об этом подробно далее), однако в общем Дюмезиль актуализирует ориентиры в пределах шестого-пятого тысячелетий до новой эры. И хотя это очень общая оценка, но в те годы была хотя бы такая! Что актуально для конкретных исследований военной демократии как относительный ориентир эпох Нартиады.
     Такова реальность - нет надежных сопоставлений описаний Нартиады с установленными археологическими фактами даже по самым устойчивым проявлениям духовной культуры - по самым устойчивым во времени ее отражениям – по описаниям раннего погребального культа в Нартиаде… Нет даже надежных сопоставлений описаний Нартиады по объектам материальной культуры: описания жилищ и поселений Нартиады не идентифицированы по археологическим данным. Потому только в самом общем смысле надежны называемые наукой исторические эпохи и территории передвижений культуры Нартиады - или ее статичности – и в основном по данным писаной истории. А ранняя – дописьменная – история культуры Нартиады и ее носителей остается неясной по многим вопросам, хотя она содержит массу данных и их достаточно для системного подхода. В монографии все это представлено.
     Вставшая в те годы исследовательская задача не оставляла выбора из-за неизданности большого массива текстов Нартиады, но и тогда было ясно, и сегодня очевидно, что нартологический подход дает наиболее надежные итоги. Более того, оказалось благом и то, что по объективным условиям (подробнее – в послесловии), потребовалось двукратное за тридцать лет повторение основной исследовательской работы, сводившейся к максимальному охвату всех фактов из текстов Нартиады с их расстановкой в системно разложенные порядки двух разделов культуры - материальной и духовной. В основном, это на первом этапе была работа с неизданными архивами Нартиады в научно- исследовательских институтах Южной Осетии (Цхинвал) и Северной Осетии (Дзæуæджэгъæу-Владикавказ).
     Второй этап: с начала 1990-х ситуация с публикациями текстов Нартиады улучшилась. Вышли как отдельные сводные издания текстов, так и многотомное академическое издание Нартиады: на данный момент академических – шесть томов. И уже очевидно, что почти все нами отклоненные на первом этапе принятые в нартоведении толкования текстов Нартиады, равно как и ее социальных функций с их названиями, по сути – социальными титулами, были отклонены верно: они недостаточны как по системным основаниям самой Нартиады, так закономерно и по смыслу лингвистических выкладок…
     Почти все основные выводы уже изданных нами двенадцати монографий теперь подтвердились и вторым ходом исследования - уже на основании множества изданных текстов Нартиады, которые сильно улучшили возможности использования текстов. Научный аппарат обеспечен теперь доступностью едва ли не всех источников (можно считать – порядка 70% основных текстов издано), ресурсы анализа умножились. Практически тут все ссылки уже даны на изданные тексты – на архивные ссылок почти нет.
     Стало совершенно ясно, что главной – «стратегически» определяющей – сквозной в идеологии Нартиады была и остается идеология половозрастной системы cæwæggag\dzæwæggag (цæуæггаг\дзæуæггаг), первое этнографическое и системное изложение которой дано в монографии «Очерки истории социальной культуры осетин» (А. Чочиев, 1985, Цхинвал, 51-110).
     Как выяснилось теперь, Нартиада и есть видение и провидение мира и жизни в переходящих рождениях (смерти как идеи в этой идеологии нет) с позиций вечных Учителей и Учеников в бесконечной поло- возрастной смене поколений. С разными измерениями и времени жизни, и пространства жизни - и между ними сам ход рождений на восходящих ступенях «переходящего блага» Ху-Цау, и их переходящего «благого сияния\-света\» Ху-Ссау, как образных и смысловых выражений передвижения жизней в уровнях Вселенной. И со сменяющейся в развитии социально-регулирующей функцией этой идеологии, отложившейся разными социальными - и связанными с ними переходными - формами идей и образов. Всегда сакральными, включая и разные смыслы двух разных созвучных описательных иллюстраций цели ее религии: 1 – учить; 2 - вести и возводить человека ступенями «восходящего блага» Ху-Цау, по пути «восходящего сияния \света\» Ху- Ссау, соединяя смыслы Знания со смыслами Веры.
     Потому понятие «идти» - caw\cæw - dzaw\dz.w, стало основой понятия «движения по жизни» как функции «жизни вообще» cæwæg\dzæwæg – «идущий» как «живущий». Но к этому движению прилагаются поло- возрастные маркеры в видах комплектов специфического снаряжения на ступенях семилетних поколений культов - cæwæggag\dzæwæggag, являя специфику функций индивидов в каждом поколенном срезе жизненного пути. В итоге, восхождение по пути «восходящего блага» Ху-Цау, с постижением «восходящего сияния \света\» Ху-Ссау как «школы жизни», соединяло смыслы Знания со смыслами Веры и это уже понималось как цель жизни – восхождение в Знании и Вере: Хуцау и Хуссау. Позже это в обывательском сознании стало пониматься как «бог». Однако весь материал этой системы религиозной идеологии расставлен как философская концепция всеобщего устройства Вселенной, в которой содержательно идея «бога-творца» и субстанция «начала начал» - иная по сути и форме, но об этом отдельно…
     Начинаем с анализа панорамной картины того света и ее образов в идеологии погребального культа Нартиады. Это для определения первых датирующих ориентиров наиболее ранних – по доступным сегодня оценкам - культовых воззрений Нартиады. От датировок Нартиады, принятым в нартоведении – идем к датировкам нартологии.
     Все возможные датировки начальной эпохи Нартиады сводились к оценке Дюмезилем трифункционального общества индоевропейцев до их расселения по Евразии. Три функции и три мэггаг (мэггаг - «семя нрава»-«семя определяющее поведение родословия») определены Дюмезилем как родословия воинов, ремесленников, и работников в скотоводстве и земледелии: три функции – это индоевропейцы уже с регулярной функцией войны - эпоха порядка пятого тысячелетия до новой эры.
     Далее - анализ процесса строительства основного культового объекта материальной культуры – объекта, в котором совершался древнейший культ Нартиады. Главных вопросов четыре: 1 – был ли строившийся культовый объект самым древним из объектов культового назначения Нартиады или до него были и другие?; 2 – кто вдохновитель, или кто проектирует новое сооружение и кто руководит его строительством?; 3 – кто возглавлял ведение культа в прежнем сооружении и как выглядел тот культ – и к кому перешло ведение культа в новом и в чем отличие этого культа от прежнего? 4 – если до нового сооружения уже был иной объект для отправления культов, то в чем принцип отказа – или какова причина отказа от прежнего сооружения?
     Все сюжеты для начала анализа взяты из академического издания Нартиады, подготовленного Институтом Социальных и Гуманитарных исследований имени Вассо Абаева: том 1 – 2003, том 2 – 2004, том 3 – 2005, том 4 – 2007, том 5 – 2010, том 6 – 2011. В дополнение к ним используются – там, где это существенно расширяет сопоставительную базу – тексты, изданные начиная с 19 века в отдельных сборниках и вестниках.

     ПЕРВАЯ ГЛАВА: ОТ НАРТОВЕДЕНИЯ К НАРТОЛОГИИ - УСТАНОВЛЕНЫ ДАТА И МЕСТО САМОГО РАННЕГО ПОГЕБАЛЬНОГО КУЛЬТА НАРТИАДЫ.


     
РАЗДЕЛ 1. ДАТИРОВКИ идеи «ТОГО СВЕТА» НАРТИАДЫ по образам погребальной обрядности ПЛОДОРОДНОГО ПОЛУМЕСЯЦА и АНАТОЛИИ: ПО НЕОЛИТИЧЕСКИМ ДАННЫМ

     
     Анализируем несколько сюжетов Нартиады с описанием мира мертвых. Кадаг 133 – «Нартэ Созэрэхъо», т. 2, 584-585 – о посещении мира мертвых жрецом, который cезоны «тепла-sos» - «света-rauk» – «возвещает-goao»». Это жрец sos-rauk-goao – «созэрэкъо». Жрец вел празднества сменяющихся по климатическим сезонам хозяйственных циклов, и его умершая жена разъясняла ему все премудрости, встреченные и не понятые жрецом в дороге по стране мертвых. Дорога в мир мертвых называется в идеологии Нартиады ironvændag\\иронвæндаг»: жрец «идет – cæw\dzæw\\цæу\дзæу», по дороге «fændag\\фæндаг», которая из этого на тот свет - «iron\\ирон».
     Бацæуы, æмæ æппæты рæбынæй — сæ мæрдтæ. Бедухайæн йæ гуыр уым, йæ сæр уым нæй. Созырыхъо æрæнкъард уый тыххæй. Сæ мæрдтæ йын афтæ зæгъынц:
     — Æнкъард ма у, ныртæккæ йæ ардæм хъæуы, æрбадæм уал, ныхæстæ кæнæм.
     Уалынмæ бадынц, æмæ Бедухайæн йæ сæр æртулы æмæ йæ гуырыл аныхæсти.
     — Æгас цæуай, æгас цæуай, нæ сæфинаг лæг! Дæ хорзæхæй, куы раст кодтай æмæ дæ мад Сатанаимæ уынаффæ куы кодтай, уæд дæ æз ардæм хъуыстон. Æмæ дын ардæм, Мæрдтæм, фæндаг æз скодтон; фæндаг дзы нæй удæгасæн. Цæй-ма, ныр куы ’рбараст дæ, уæд цытæ федтай?
     Ныр у, æмæ дын ардыгæй æз бирæ æххуыс кæнын: куы сфæнд кодтай ардæм, уæддæр дын фæндæгтæ мæн руаджы суæгъд сты, æндæра ма удæгасæй исчи бацыди Мæрдтæм?! Ныр дард балцы куы вæййыс æмæ дæ сæрмæ сау асæст куы цæуы, уый дæр дын æз дæн: цæмæй ма фæлмæцай хурæй.
     Перевод – «Зашел, и в самом основании \у подножия\ - ихние мертвые, \то есть – их близкие родством\. Тело Бедухи там, ее головы там нет. Созэрэко погрустнел из-за этого. Но их мертвые ему так говорят: - не будь грустным, прямо сейчас ей надо быть здесь, присядем пока, разговоры заведем. До того досидели, и голова Бедухи скатывается \откуда-то сверху\ и на ее тело наклеилось. – Целым ходи, целым ходи \живым-невредимым будь\, наш заслуживающий сгинуть \потеряться\ муж. Твоей хорошей благостью \знай\, когда ты направлялся сюда и с твоей матерью ÆфсатÆна советовался, тогда я тебя оттуда сюда слышала. И дорогу тебе сюда, к мертвым, я сделала, здесь нет дорог для живых \для целых душ\. Ну давай, теперь когда ты уже прямо тут, то что такое ты повидал»… И далее она ему открывает смыслы.
      «Теперь так, что тебе отсюда я много помогаю: когда ты пожелал сюда, тогда тоже дороги тебе благодаря мне открылись, иначе когда кто живым вошел к мертвым!? Теперь, когда далеко путешествуешь, и когда над головой у тебя черная облачность идет, это тоже я: чтобы не томился ты от солнца»…
     Кроме этого в сюжете масса жизненных ситуаций, которые жрец не понимает – и жена в стране мертвых раскрывает ему их смыслы. Мы подробнее рассмотрим их в главе «когда зародилась идея Глобализации». А главное для погребального культа неолитической Нартиады тут отмечено вслед за жрицей – «дороги тебе благодаря мне открылись»: такой расклад функций со всей очевидностью показывает, что в жреческой функции неолита женщины-жрицы были ведущими авторитетами, а жрецы – после них…
     Далее сюжет 119. Сосланы балц Мæрдты бæстæм, т2, 519, фрагменты: Уалынмæ бахæццæ ис йæ ус Бедухайы бынатмæ, æмæ, — уæу, мæнæ диссæгтæ! — Бедухайæн йæ гуыр уым, йæ сæр уым нæй. Йæ цæссыгтæ згъалы Сослан, йæхи кæуынæй мары.
     - Мæ усæн йæ сæр йæ гуырыл цæуылнæ ис? — фæрсы иннæ мæрдты. — Æз ардæм уый фенынмæ куы æрцыдтæн.
     - Йæ сæры дæр тагъд ардæм хъæуы, — загътой йын мæрдтæ. Æмæ, æцæг, — уайтагъддæр сæр уым фестад æмæ аныхæст гуырыл.
     — Цы кæныс, дæ цæстытæ афтæ сырх цæмæн сты, цæуыл куыдтай? — фæрсы йæ Бедуха.
     — Цы бакæнон, æрбацыдтæн æмæ дын дæ сæр дæ гуырыл куы нæ æрбаййæфтон, уæд мæм хъару нал разынд мæ цæссыг бауромынæн, — дзуапп ын радта Сослан.
     Бирæ фæцин кодтой кæрæдзиуыл, стæй Бедуха фæрсы Сосланы:
     — Мæрдты бæстæм удæгасæй фæндаг куы никæмæн ис, уæд дæу цы зæд, цы дуаг æрхаста ардæм.
     Здесь тоже пропускаем сюжеты, которые рассмотрим в отделе истории идеи глобализации, пока только о голове и теле жены-жрицы, т2, 526-527:
     - Хорз, — загъта Сослан фæстагмæ, — бамбæрстон сæ ныр иууылдæр, фæлæ ма не ’мбарын уæддæр иу хъуыддаг: куы æрбацыдтæн ардæм, уæд дæ сæр дæ гуырыл цæуылнæ уыд? Уый та цы диссаг у?
     — Æмæ уый та куыннæ зоныс? — загъта Бедуха. — Мæ сæр æдзухдæр демæ вæййы. Æз дын ардыгæй бирæ æххуыс кæнын. Ардæм куы сфæнд кодтай, уæд дæр дын фæндæгтæ мæ руаджы суæгъд сты, æндæра ма удæгасæй исчи Мæрдты бæстæм æрбацыдис? Ды дард балцы куы вæй-йыс æмæ дæ сæрмæ сау асæст куы цæуы, уæд дын уый дæр æз вæййын, цæмæй ма фæлмæцай хурæй. Хæсты куы вæй-йыс, уæд демæ чи фæхæцы, уыдонæн сæ сæрмæ тыгъдызæй куы ныллæууы, уæд уый дæр æз вæййын, кæд де ’фсæдтæ фæтыхджындæр уаиккой. Лæгæн йæ бинойнаг куы нæ фæбæзза, уæд бонæй-бонмæ раууатмæ цæуы, æнамондæй-æнамонддæр кæны. Ацырухс-Уацырухс дæ сидзæртæн мадæн бæздзæн. Мæ сæр дын цæмæй бæзза, уымæн кæддæриддæр — цæттæ, — зæгъгæ.
     Перевод – «К тому времени достиг он места своей жены Бедухи, и, - уау, вот чудеса» - тело Бедухи там, а ее головы там нет. Слезы свои сыплет Сослан, убивает себя плачем.
     Моей жены голова почему не на ее теле? – спрашивает он других мертвых. – Я же сюда ее увидеть пришел.
     - Ее голове тоже скоро сюда надо, - сказали ему мертвые.
     И, истинно, - тут же скоро голова там появилась и прилипла к телу.
     - Что ты делаешь, твои глаза почему такие красные, о чем ты плакал? – спрашивает его Бедуха.
     - Что мне делать, пришел я и когда не застал твоей головы на твоем теле, тогда сил у меня не оказалось сдержать мои слезы, - дал ей ответ Сослан.
     Бирæ фæцин кодтой кæрæдзиуыл, стæй Бедуха фæрсы Сосланы:
     — Мæрдты бæстæм удæгасæй фæндаг куы никæмæн ис, уæд дæу цы зæд, цы дуаг æрхаста ардæм.
     Перевод – «Много они радовались друг другу, потом Бедуха спрашивает Сослана»:
     Далее фрагменты, которые мы тут пропускаем и рассмотрим в разделе истории идеи глобализации, пока только о голове и теле жены-жрицы, т.2, 526-527:
     Перевод – «Хорошо, - сказал Сослан напоследок, понял я теперь все это вполне, но только пока не понимаю все таки одно дело: когда я пришел сюда, тогда почему твоя голова не была на твоем теле? Это что за чудо?
     И этого ты как не знаешь? – сказала Бедуха. – Моя голова непрерывно бывает с тобой. Я тебе отсюда много помогаю. Когда ты пожелал прийти, тогда тоже тебе дороги благодаря мне освободились, иначе то живым кто пришел в страну Мертвых? Когда ты далеко путешествуешь, и когда над твоей головой черная облачность идет, то это тоже тебе я бываю, чтобы не досаждало тебе солнце... У мужчины если жена негодная, то день ото дня он к бедственному положению идет, несчастнее несчастного становится… Моя голова тебе чтобы всегда годилась, тому всегда и всюду – готова».
     Далее сюжет т2, 697. - 156. Созырыхъойы хæст. Сюжет страны Мертвых: т2, 698 - Хæдзармæ бацыд, æмæ хæдзары астæу йæ сылгоймаг хуыссы, йæ сæр йæ уæлæ нæ. ….т2, 699 — Куы ’рбацыдтæн, уæд дæ гуыр ам куы уыди, дæ сæр та дæ уæлæ цæуылнæ уыди?
     - Æмæ уый куыд нæ ’мбарыс? Сылгоймаджы чи ахæссы, йæ сæр уымæ вæййы, йæ гуыр та ма йæ цæгаты баззайы.
     Перевод - «В дом вошел, и в середине дома его женщина лежит, ее головы на ней нет… - Когда я пришел, тогда твое тело ведь тут было, то твоя голова на тебе почему не была? – И как ты это не понимаешь?Тот кто уводит женщину \в жены\, у того ее голова бывает, а ее тело таки остается в ее тылу \цæгат – место где родились и выросли\...
     Далее, сюжет - 139. Нарты рæсугъд Питъухæ т.2, 621: фрагмент с стр 631: Уырдыгæй бацыд фалдæр, æмæ Питъухæ дыууæ дихæй лæууы: йæ сæр хицæн, йæ гуыр дæр хицæн. Созырыхъо йæм дзуры:
     — Дæ бон хорз, Питъухæ!
     Уæд сæр ратылди, гуырыл андæгъд, æмæ ус райгас. Стæй Созырыхъойыл цинтæ кæны, фæлæ йæм Созырыхъо ницы дзуры. Фæстаг хатт Созырыхъо загъта:
     — Æз бирæ диссæгтæ федтон ацы фæндагыл, фæлæ сын ницы æмбарын, æмæ мын сæ зæгъ.
     Перевод - «Оттуда он прошел дальше, и Питуха двумя разделами лежит: ее голова отдельно, ее тело тоже отдельно. Созэрэко ей говорит:
     - Твой день хорош, Питуха!
     Тогда голова выкатилась, на тело залипла, и женщина ожила. Потом стала на Созэрэко радоваться, только Созэрэко ей ничего не говорит. В последний раз Созэрэко сказал: - Я много чудес видел на этой дороге, но в них ничего не понимаю, и мне ты их скажи».
     Далее следуют разъяснения мертвой жены-жрицы для живого мужа- жреца – их мы рассмотрим в разделе о глоьализации.
     Тут фрагмент о голове и теле на стр. 633 — Уæд Мæрдты дыууæ дихы та цæмæн уыдтæ дæхæдæг?
     — Уый та уымæн, æмæ мах уæлæуыл дæр бирæ уарзтам кæрæдзи æмæ Мæрдты дæр, гъе уымæн уыдтæн дыууæ дихы. Гъеныр та ды куы ацæуай, уæд та фæстæмæ уыдзынæн дыууæ дихы, цалынмæ дæхи амарын кæнай Сырдоны ’взагæй Барсæджы Цалхæн, уæдмæ.
     — Уæдæ ныр нæхимæ цæуын, — загъта Созырыхъо. Созырыхъо Питъухæйæн йæ къухыл ныххæцыд, хæрзбон ын загъта æмæ рацыд. Питъухæйæн та йæ сæр йæ гуырæй фæхицæн æмæ къуыммæ батылд.
     Перевод - «Тогда у Мертвых двумя разделами ты почему была сама? – Это потому, что мы в верхнем мире также много любили друг друга и у Мертвых тоже, потому я была двумя разделами. И теперь когда ты опять уйдешь, тогда обратно я буду двумя разделами, до тех пор, пока ты себя не вынудишь убить по языковому доносу Сэрдона Колесу Балсага. – Тогда теперь я к себе домой иду, сказал Созэрэко. Созэрэко взялся за руку Питухи, хорошего света наказал, и вышел. И снова у Питухи голова от тела отделилась и закатилась в угол».
     Далее сюжет 131 - Созырыхъойы тыххæй, т.2, 576. Уым хуыссыдис йæ ус. Райгом ын кодта йæ хъæццул, æмæ йын сæр нæй йæ усæн. Уæд загъта: «Хуыцау, табу дæуæн, табу дæуæн, æз сæрджын ус куы ракуырдтон æмæ амæн сæр куынæ ис! Цæй, æмæ йæ сыхъал кæнон!»
     Сдзырдта йæм Созырыхъо, æмæ ус рабадтис æд сæр. Загъта йын Созырыхъо:
     — Диссæгтæ федтон!
     Тут мы тоже пропускаем, как и в остальных сюжетах о путешествиях жреца в страну Мертвых, рассказ жреца о непонятных ему чудесах жене- жрице и она ему их разъясняет. Все это мы рассмотрим в разделе глобализации. Далее:
     Т2стр577-578 — Æмæ уæдæ дæумæ куы ’рбацыдтæн, æмæ дæ сæр дæ уæлæ куы нæ уыдис!
     — Æмæ уый нæ зоныс, нæртон лæг куы дæ? Цалынмæ чызг йæ моймæ фæцæуа, уалынмæ æхсæв æнæ сæр у, уый тыххæй æмæ сылгоймагæн йæ сæр йæ мой у.
     Перевод – «Там лежала его жена. Открыл он ее одеяло, и нет головы у его жены. Тогда сказал: «Хуцау, табу тебе, табу тебе, я то же с головой жену приводил, а у этой головы нет! Давай я ее разбужу!». Заговорил с ней Созэрэко, и женщина поднялась с головой. Сказал ей Созэрэко: - чудеса я видел!». Далее следует просвещение живого мужа-жреца мертвой женой- жрицей по всем случаям чудес и в конце он спрашивает – «Ну а к тебе когда я пришел, и твоей головы на тебе не было! – И ты того не знаешь, ты же мужчина нартон? До тех пор, пока дева к мужу не уходит, до тех пор она ночами без головы, потому что у женщины ее голова – это ее супруг»…
     Для лингвистической иллюстрации ко всем сюжетам с головами и телами врозь даем и термин патриархальной семьи бинонтæ: жена называет мужа сæрэхицау – «хозяин головы» ИЭСОЯ 3, 91. И все эти примеры говорят о неолите Нартиады как эпохе сложения патриархальной семьи, то есть в неолите такой семьи пока нет – она складывется, и в этих сюжетах показан процесс сложения в идеологии самой идеи «хозяина головы жены» - идеи мужа патриархальной семьи бинонтæ.
     Для датировок сложения идеологии начальной фазы патриархальной семьи бинонтæ, по прямому значению смыслов идеологии Нартиады по семейной паре бинонтæ «сос-раук»-«бедуха», логично обратиться к региону плодородного полумесяца и Анатолии. И неверно обращаться ко всем случаям захоронений людей без голов – такие захоронения известны с палеолита. Семейный уклад «сос-раук»-«бедуха» распределен между мирами живых и мертвых, что ориентирует на самое начало проработки идеи семьи.
     Надо исходить из того, что в идеологии Нартиады система функциональной структуры патриархальной семьи бинонтæ четко выражена брачной парой «уэрэзмæг»-«сатана», в которой основное занятие мужа – регулярный вооруженный промысел. Но это уже эпоха регулярного вооруженного промысла и ясно, что по Дюмезилю эпоха такого промысла начиналась с идеологией трех функций – не ранее конца шестого – в пятом тысячелетиях до н.э. До появления военного промысла ни о каких партриархальных семьях речи быть не может. Еще нет и производящего хозяйства, а без него невозможно и само понятие семейной основы byn\бэн – «наследственное хозяйство», отсюда binon как «принадлежащий к byn», образовано само понятие патриархальной семьи бинонтæ ИЭСОЯ 1, 261… И хотя в хозяйствовании культуры Натуфи, 12 000 – 9500 до н.э., и потом в продолжившей культуру Натуфи с 8 тыс. до н.э. культуре Иерихона, уже известно выращивание пшеницы и ячменя, но патриархальной семьи быть не может по отсутствию условий для промысла войной…
     Не может и в самой развитой культуре неолита, ближе всех подошедшей в создании хозяйственных основ семьи бинонтæ: экономически ближе всех к возникновению патриархальной семьи подошла культура Чатал-Хююк, 7500-5700 до н.э. из Анатолии. Основа ее хозяйства – земледелие и скотоводство со все еще важной ролью охоты, с признаками начального знакомства с медью… Ее захоронения и рисунки людей без голов явно ближе к становлению патриархальной семьи более других, однако пока нет регулярного военного промысла – без чего патриархальная семья бинонтæ не возможна… И оценок безголовых фигур у исследователей Чатал-Хююка множество – полнее всего они в источниках годовых отчетов CATALHOYUK ARCHIVE REPORT.
     Например, CATALHOYUK 2006 ARCHIVE REPORT. Catalhoyuk Research Project:
     -р. 233- Headless human figures, depicted in the Catalhoyuk wall paintings, have attracted much scholarly attention. – «Безголовые люди, изображенные в настенной живописи Catalhoyuk, привлекли много академического внимания». И оценки расходятся не сильно и они не о патриархальной семье - вот некоторые.
     DOI: 10.1177/1469605304039849, 2004; 4; 28 Journal of Social Archaeology David Lewis-Williams, Catalhoyuk, Constructing a Cosmos: Architecture, Power and Domestication.
     Two of the central figures are headless. In view of other paintings to which I come in a moment, Mellaart suggests that these acephalic figures represent ancestors, ‘great hunters of the past . . . invoked to partake in the hunting-rites of the living’ (Mellaart, 1967: 175). – «Две из центральных фигур безголовые. И Mellaart предполагает, что безголовые фигуры представляли предков, великих охотников прошлого... призванных участвовать в охотничьих ритуалах живых потомков (Mellaart, 1967).
     Mellaart argues, the headless figures may well represent the dead, though not simply concerned ancestors: more probably, they were ancestors who, in the lowest level of the cosmos, continued to be involved in the control and acquisition of animal power. – «Меллэарт доказывает, что безголовые фигуры могут представлять мертвых, хотя не просто предков: более вероятно они были предками, которые, на самом низком уровне космоса, продолжали вовлекаться в контроль и приобретение власти над животными».
     В оценке From Matriarchy and Fertility to Abundance, Duration, and Success отмечена идея, что эти «преувеличенные формы женских статуэток не показывают изобилие или матриархат, а скорее более общие понятия изобилия и избытка, которые поддерживают идею важности предков, поколенной непрерывности и продолжительности».
     -р. 217- «если бы это действительно имело место, казалось бы, было бы определенным предпочтение захоронений молодежи и зрелых в домах. Эта корреляция вызывает идеи поколенной непрерывности, и предки связывались с домом. Многие ученые истории и философии, от Верджила к Vico к Fustel de Coulanges, отметили определенный вид основополагающей связи между домом, будущим, и мертвыми. Исходя из идей Вико, Харрисон замечает,“дом не был просто местом жительства, но учреждением, которое связало проживание с мертвыми, мертвых с будущим, и семью с ее родной землей” (2004: 25)» - тут нам непонятно только определение смысла слова «семью с ее родной землей» применительно к Чатал-Хююку и оно тут явно не о патриархальном образовании. Поскольку по Нартиаде «родиной» является только наследственная fуdуbæstæ - «страна отцов» и это уже патриархат, его в неолите Чатал-Гююка нет… Далее – «Кроме того, акт похорон - мощный жест и связывает прошлое с будущим. Похороны в широком смысле означают “хранить, сохранять, и помещать прошлое в ожидании”. Но что-то, что похоронено, является также чем-то, что может быть направлено для будущего. В Catalhoyuk мы видим эту практику в действии».
     - р. 218- Articulate Bodies: Forms and Carolyn Nakamura & Lynn Meskell
     J Archaeol Method Theory (2009) 16:205–230
     DOI 10.1007/s10816-009-9070-3
     CATALHOYUK 2006 ARCHIVE REPORT
     Catalhoyuk Research Project
     …headless state looms large in the imaginary and was emphasized in the mythic arena. Many cultures vividly portray deathly scenes involving what we would deem negative (Figure 145: Headless body with a neck ‘stubb’ 13167.X7, 4040 Area.) scenarios. Yet these histories and mythologies are part of a domesticated social reality, grappling with the vagaries of the past, the fear of the unknown and a control of the future in an existential sense. Our categorization of myth, may in fact be their conjuring of a felt history and the two genres may form a continuum rather than discrete knowledges in prehistoric times.
     -р.233- «безголовое положение выглядит угрожающим в воображении и было подчеркнуто на мифической арене. Много культур ярко изображают смертельные сцены вовлеченными в то, что мы считали бы отрицательными (Рисунок 145: Безголовое тело с шеей «накоротке», 13167. X7, 4040-й участок) сценариями. Все же эти истории и мифология - часть одомашненной социальной действительности, сцепленной с капризами прошлого, страхом перед неизвестным и контролем будущего в экзистенциальном смысле. Наша классификация мифа, может фактически быть их колдовским чувствованием истории и эти два жанра могут фактически формировать скорее континуум, чем дискретные знания в доисторические времена.
     The first interment in this part of the platform was a pregnant female (Skeleton. 13162) with her full-term fetus (Skeleton. 13163) who was found in her thorax and pelvis. Death in childbirth seems likely. In addition, the female was headless.
     -р. 160-
     Первое погребение в этой части платформы была беременной женщиной (Скелет. 13162) с ее зародышем полного срока (Скелет. 13163), найденным в ее грудной клетке и тазу. Смерть при родах кажется вероятной. Кроме того, женщина была безголовой.
     - р.160- CATALHOYUK 2006 ARCHIVE REPORT
     Catalhoyuk Research Project
     Таким образом, есть все основания с полной уверенностью датировать сюжеты Нартиады с безголовыми женами временем финала неолита и относить их территориально к Анатолии, а наиболее полную картину эпохи кануна сложения патриархальной семьи бинонтæ дает Чатал- Хююк.

     РАЗДЕЛ 2. ДАТИРОВКИ НАРТИАДЫ ПО ДЮМЕЗИЛЮ: ДЭУУÆ НАРТ-«две нарты» – ÆРТÆ НАРТ-«три нарты» - ДАТИРОВКА ТРИФУНКЦИОНАЛЬНОЙ СИСТЕМЫ

     
     Ко временам неолита Анатолии по данным поселения Чатал-Хююк ведут и оценки Дюмезиля на основе трехсложной – трех-породной – разделенности социума по трем функциям. Они позволяют утверждать, что общество Нартиады древнее индоевропейской эпохи «трех родов – трех функций», поскольку в Нартиаде есть и эпоха Дэууæ Нартэ - «двух родов - двух функций». А это означает, что в эпоху Дэууæ Нартэ нет пока функции воинов – нет уклада военно-демократического, потому что производительность труда еще первобытная и не создает пока достаточного продукта для регулярного силового отчуждения. Потому нет постоянно прибыльных грабительских походов, которые порождали культ подвига и освящали героев вместе с самим занятием вооруженным промыслом – нет третьей функции.
     Только повышение производительности труда способствовало накоплению добавочного продукта, делая доходным его силовой отъем – и в итоге возникли регулярные грабительские предприятия. И из охотничьего и трудового инструментария выделялось оружие как особый комплекс особой сферы добывания средств жизни, с престижным отражением его нарастающей доходности в культах.
     Оценка Дюмезиля реально на этом и стоит как датирующая: оружие для войны начинает обретать отличительные признаки от охотничьего и трудового инструментария с пятого тысячелетия до новой эры - и это начало трифункционального социума.
     Однако до эпохи трех родов «æртæ нартэ» Нартиада прошла и двуфункциональную эпоху двух родов «дэууæ нартэ» – и значит был социум двухфункциональный… И более того – прошла еще и эпоху неразделенности нартов по функциям, по логике истории хозяйствования и истории трех функций Дюмезиля и двух функций до нее - более раннюю. Эпоха двух родов «дэууæ нартэ» названа прямо, а предыдущую эпоху неразделенности нартов на роды-мэггаг вполне надежно свидетельствуют сюжеты о возведении нартами общего для всех нартов молитвенного дома – нартэ иумæйаг нэхасдон хæзар. Это культовое сооружение той эпохи, когда культ Нартиады не имел ни двух, ни сколько-нибудь еще функциональных и социальных подразделений с явно раздельными культовыми сооружениями.
     Проблема в целом зримая вполне: очевидно, что все эти разделения по функциям и по «семени нрава» имели место в истории - и об этом настоящее исследование, но по порядку отдельно для функций, и отдельно для персон. И с системой разделения «двух функций – Дэууæ Нартэ» вполне согласуется хозяйственный контур социума Чатал- Хююка: тут совершенно ясно уже отмечено занятие ремеслом – второй функцией по Дюмезилю. Но пока нет первой по значению в социуме – и последней по времени сложения: военной.
     Начнем с сооружения для культа, когда еще нет структур ни двух, ни трех функций – и ни двух, и ни трех родов индоевропейцев по Дюмезилю: нет отдельных функционально разделенных родословий «семени нрава \поведения\ - мэггаг\myggag», а значит не могли актуализироваться у нартов и отдельные культовые подразделения со своими сооружениями.

     РАЗДЕЛ 3. НОГ КУВÆН ХÆЗАР – «новый молитвенный дом\хæзар»: поиск мотивов ПЕРЕХОДА ОТ СЭРДОНЭ-ХÆЗАР «дом сэрдона» - К НАРТЭ СТЭР ХÆЗАР «большому дому нартов»

     На вопрос – «был ли строившийся культовый объект самым древним из объектов культового назначения Нартиады или до него был другой?» - можно ответить сразу, но в двух уровнях. А) – до возведения нового культового хæзар был более ранний культовый хæзар; Б) – есть явные признаки того, что и прежний хæзар был культовым объектом, но этот аспект основан на функциях персонажа «сэрдон» и для итоговых выводов основной блок функций «сэрдон» стоит рассмотреть отдельно перед анализом хода строительства. Без ввода в обзор основных функций персонажа «сэрдон», при том - до анализа самой идеи строительства, его начала и его хода, историческая суть темы строительства нового культового сооружения будет во многом непонятна.
     Отметим особо, что во всех вариантах текстов это новое сооружение строится под сильным, а по порядку внутреннего устройства сооружения – и под решающим влиянием авторитета функции «сэрдон» в разделе знаний, но персонаж с титульным именем «сэрдон» при этом дважды входит в строительство как эксперт: в первый раз – по приглашению уважительно, второй – он против и попирается. Он по желанию принимает приглашение от персонажа «сосран-сосраук» на участие в строительстве советами, но позже его уже принуждает силой персонаж «гамэс-хамэс». То есть на втором этапе приглашения от персонажа «гамэс-хамэс» - персонаж «сэрдон» принуждается к участию насилием. И особо отметим, что пара «уэрэзмаг»-«гамэс» - это ортодоксальные воины-Асы Нартиады из эпохи походов балц с насилием – tyhgænæg\тэхгæнæг, как основы индустрии, и в неолите Нартиады им нет места. Балцу нет места и в неолите Анатолии – нет по всем данным археологии и одомашнивания коня.
     Учитывая тот факт, что в Нартиаде установлено – как минимум – два порядка отсчета старшинства, по потоку времен dug\дуг, и по поколениям fæltær\фæлтæр, а близнечные персонажи «уэрэзмаг-гамэс» являются последней в хронологии Нартиады близнечной парой из трех, и по потокам времен, и по поколениям, - и никогда, в отличие от персонажа «сэрдон» и всех нартов вместе, не упомянуты в кадагах творения мира и жизни богом Хуцау\Хуссау, то ясно, что близнецы «уэрэзмаг-гамэс» являют самую последнюю эпоху идеологии Нартиады. Это означает, что в строительстве молельного дома кувдон хæзар персонажи «сослан» и «сэрдон» представляют по потоку времен dug\дуг первую эпоху культов, а персонаж «гамэс» - последнюю эпоху последнего поколения культов, при том, что персонаж «сэрдон» проходит через все эпохи культов (о потоках времен dug\дуг, и о поколениях fæltær\фæлтæр подробнее отдельно).
     В отличие от близнецов Уæрхæг-Уæрхтæнæг, которые единственные близнецы из близнечных пар Нартиады, удостоенные особой значимости самим фактом их присутствия в порядке жизни вселенной, созданной актом творения, но об этом отдельно в анализе кадага творения и потом функций близнечных пар.
     Функция близнечной пары «уэрэзмаг-гамэс» в Нартиаде ясна и прочно связана с многолетними грабительскими походами – это уже сложившаяся «индустрия балц \индустрия конных походов\». Но сложиться она могла только после одомашнивания лошади (конец пятого тысячелетия до н.э.) и освоения коня под верховой и колесничный бой (верховой бой - вряд ли ранее третьего тысячелетия до н.э. если еще скифы, в 1-ом тыс. до н.э., для боя спешивались, а колесничный – второе тысячелетие и даже его вторая половина)… Это значит, что последняя пара близнецов Нартиады вошла в ее идеологию не на заре вооруженного промысла и уже не пешего, при этом - уже на его регулярной стадии со сложением героического эпоса - и сам эпос о героях был идеологией «индустрии балц», но о формах этого в системе функциональных структур идеологии Нартиады тоже отдельно.
     Последняя пара близнецов «уэрэзмаг-гамэс\хамэс» (обычный переход g > x) - это этап закрепления и завершения уже обращавшейся у воинов-нартов идеологии с культом подвига: последняя пара близнецов «уэрэзмаг-гамэс\хамэс» была над демократией нартов. И с нею в Нартиаду вошли презрительные оценки нартов - «сау куэйтэ нарт \черные собачьи нарты\» и «куэйтэ нарт \собачьи нарты\». Последняя пара близнецов отделена уже и терминологически – это страта воинов- аристократов as\ас. Асы заложили духовную основу складывавшегося на развитом этапе военной демократии уклада военно-аристократического, но обо всем этом подробно отдельно.
     Потому вполне логично, что военные аристократы тоже строили свое культовое сооружение, как строили до них свое общее сооружение не разделенные пока производители-нарты. Однако с ростом производительности труда росла и возможность отчуждать появившийся прибавочный продукт силой, потому они уже не только равные производители-демократы-нарты. Но уже как грабители произведенного другими - хотя все еще равные до обогащения, они становятся все большими исполнителями новой, уже третьей функции – воинов: в Нартиаде у них статус «насильников» - tyxg.n.g.
     И из-за растущей ее доходности вырастает специализация и у этой функции, которая, в отличие от ремесленной, обретала и функции силового принуждения также и внутри своего социума – это и происходит при строительстве аристократами культового сооружения: до асов услуги знатоков равноправно приглашались, а асы их – уже принуждают силой…
     С нарастанием специализации происходит разделение на функции-роды-мэггаг, потом на этапе трех разделенных функций- мэггаг появлялись свои отдельные культовые сооружения и их тоже три. И уже в недрах этой трехсложной структуры социума начинает вырабатываться четвертая функция – силового регулирования социума соединенного с религиозным. Складывается отдельная аристократия героев-ас, которые тоже строили свои отдельные культовые сооружения, но требовали почтения к ним от всех. И в этом причина разного отношения к персонажу «сэрдон» у культовых лидеров эпохи демократии «сослан\сосраук», при их неспосбности обойтись без функции «сэрдон» - и без Знаний ее не могут обойтись также лидеры Ас героической эпохи аристократов, но применяют насилие к носителям знаний.
     Подробнее об этом отдельно, пока вернемся к причинам максимально высокой в Нартиаде роли функции «сэрдон» в строительстве культового сооружения по оценкам самой Нартиады, до сих пор не анализировавшихся.

     РАЗДЕЛ 4. ФУНКЦИЯ «СЭРДОН» отдельно от персонажа «СЭРДОН»: ФУНКЦИИ В КУЛЬТАХ и СТАТУС в разных эпохах Нартиады

     За основу берем текст четвертого тома (т. 4, 5-6) и это фрагмент из кадага творения мира: Нарты Сырдон уыд арвы хин æмæ зæххы кæлæн – «нартов сэрдон был хин неба и кæлæн земли» - это первая из названных функция «сэрдон». И она означает, что функция «сэрдон» - это «месть неба», по xin sos-.l-an > sos-l-an – «сослан» с обычной утратой w). Точное значение функции «сослан» - «тепла высший смотрящий»: это титул жрецов- функционеров, определявших время сезонно-климатических переходов и объявлявших ведение хозяйственных работ в зависимости от смены сезонов тепла и холода. На основании полной взаимозаменяемости имен «сослан» и «сосруко» в сюжетах Нартиады можно уверенно полагать, что полный состав титула объединял оба: sos-w.l-wayn – sos-rauk-gh \gaw, goao\ - «тепла высший смотрящий и тепло-свет возглашающий».
     Сезоны года различали по количествам тепла и света, само понятие «нового года» - nog bon, означает «новый свет», свет имеет два названия: rauk > «рухс» ИЭСОЯ 2, 436, и banu > «бон» ИЭСОЯ 1, 266.

     РАЗДЕЛ 6. Жертвенная корова ХУЭСКЪ ХЪУГ и исключительное знание «вещих женщин - КЪУЛБАДÆГ УС» о «доме СЭРДОНА - ХÆЗАР СЭРДОН»

     
     В самом начале - и по ходу каждого сюжета - фрагментами выделяем персонажей, которые названы «владельцами коровы», и которые названы - ее «ворами». Начнем с сюжета 90 из-за его действующих персонажей высшей святости и испытания на выносливость бдения и сообразительность – это текст о тесте инициаций. Уастырджи, Уацилла, Хуыссæг, Нарты Сырдон æмæ мæгуыр хъомгæсы таурæгъ, в т4, стр. 228- 230.
     Нарты Сырдонмæ уыдис авд азы хуыскъ хъуг — адæмæн ард нæрдæй. __________Уастырджи, Уацилла æмæ Хуыссæг сфæнд кодтой хъуг бахæрын; хъуг хызти мæгуыр хъомгæсы рæгъауы.
     Перевод – «у нартовского Сэрдона была семилетняя яловая корова – для народа она была ард своей жирностью. Уастэрджи, Уацилла и Соннапускатель решили корову съесть; корова паслась у бедного коровопаса в табуне». Очевидно, что владелец коровы тут – Сэрдон, а ворующие ее – святые Уастэрджи, Уацилла, и Наводящий Сон. Сам ранжир святых, выше которых только сам бог Хуцау, и которые выступают оппонентами Сэрдона, говорит о жреческой мощи функции «сэрдон» в культах, которые велись с жертвенными коровами. И теперь о том, что сюжет с коровой – во главе культовых.
     Важные индикатор статуса этой «коровы»-хъуг - адæмæн ард нæрдæй. Потому что ard\ард есть «клятва», и подчеркнуто, что «значение «клятва» не покрывает семантику этого слова»…тут же и армянское ard-ar – «правдивый», «справедливый». Ард - это «правда» в Авесте. Глагол «присягать»-«клясться» выражен в языке Нартиады как ard x.ryn – «есть клятву», и при клятве поедается предмет, которым клянуться ИЭСОЯ 1, 60-61.
     И это означает, что корова персонажа «сэрдон», маркированная как ad.m.n ard n.rd.j - это жертвенная жирная корова молений-кувд о правде, а каждый кувд был общим присяганием нартов правде и справедливости c поеданием этой жертвы. Это и выражает темрин, обозначающий «молельный дом» как «правду указующий дом» - ardamong. x.zar. И семилетнюю яловую корову Сэрдона поедали как священную жертву всеобщего присягания правде всем нартовским народом – адæмæн ард нæрдæй.
     Сюжет 156. Созырыхъойы хæст. Т2СТР697.
     Созырыхъомæ æртæ азы хуыскъ хъуг уыд, æмæ йын æй Сырдон адавта.
     Перевод – «у Созэрэко была трехлетняя яловая корова, и у него ее украл Сэрдон». Тут жертвенная корова принадлежала жрецу-sos-rauk-gh, а украл ее персонаж «сэрдон», у которого в предыдущем сюжете корову украли небожители...
     Сюжет 148. [Сирдон Дзенети]. Т4стр277.
     Хæмицмæ адтæй авд анзей хускъæ гъог, æма ’й æрбакодта Сирдон ’ма ’й нивгарста . бинонтæн. Сирдон . сувæллæнттæн хуæрун кодта, æхуæдæг ба æхсæвæ дæр, бонæ дæр æндæмæ нæ цудæй. Хæмиц . гъог агурдта идæрдти.
     Перевод – «у Гамэса была корова семь лет яловая, и ее привел Сэрдон и зарезал для своей семьи. Сэрдон кормил своих детей, сам и ночью, и днем на двор не выходил. Гамэс корову искал в отдалениях».
     Сюжет Сэрдонэ бинонтэ сæфт. Ст1С172-173. Нарты рæгъаугæс Созырыхъомæ хызт иунæг æстур бæхрæгъауимæ, Иунæг сау æстур, Уырызмæджы хъуг.
     Перевод – «У пасущего табун нартов Созэрэко паслась единственная корова с табуном лошадей. Единственная черная корова, Уэрэзмага корова».
     Тут пастух – самый высший из пастухов Нартиады «сосраукго» и у него украдена корова одного из близнецов «уэрэзмаг-гамэс»: высшие персоныи ясно, что этот сюжет являет след перехода лидерства в Нартиаде аристократов силы Асов, потому жрец «сосраукго» уже для него пастух.
     Сюжет 55. Сырдон Хæмыцы хъуг куыд адавта. Т4стр156. Нарты Хæмыцмæ, дам, уыдис, авд азы хуыскъ чи уыдис, ахæм хъуг. Хъуг уыдис тынг нард, æмæ йæм давынмæ хъавыдысты Нартæй бирæтæ, фæлæ сæ къухы кæм æфтыдис. Уæд иухатт Хæмыцы хъуг фесæфтис, æмæ йæ бирæ фæагуырдта, фæлæ никуы æмæ ницы. Хъуг фæсæфтис. Фæстагмæ уæд Хæмыцæн йæ хъустыл æрцыдис, дæ хъуг дын Нарты Сырдон адавта, зæгъгæ.
     Перевод – «У нартова Гамэса, говорят, была, семь лет бывшая яловой корова. Корова была очень жирной, и украсть ее намеревались многие нарты, но им не удавалось это. И тогда однажды корова Гамэса потерялась, и он много ее искал, но нигде и ничего. Корова потерялась. Напоследок тогда Гамэсу на слух прошло, твою корову Сэрдон украл».
     т4стр158-159. 57. [Дыууадæстæнон фæндыр куыд фæзындис] Хæмышæн уыди иу хъуг æмæ авд ’вæзны йæ дæргъ уыд, авд азы хуыскъ фæши. Сырдон æм ссыди æмæ уышы хъуг адавта.
     Перевод – «у Гамэса была одна корова и семь охватов ее длина была, семь лет она яловая была. Сэрдон к ней дошел и ту корову украл»
     Зоят1стр149. Сюжет СЫРДОНЫ РАЙГУЫРД. Сырдон смæсты Хæмыцмæ. Хæмыцмæ уыд иу хъуг, авд вазны йæ дæргъ уыд, авд азы хуыскъ фæци. Сырдон æм ссыди æмæ уыцы хъуг адавта. Акодта йæ хæдзармæ æмæ йæ уым аргæвста.
     Перевод – «Сэрдон разгневался на Гамэса. У Гамэса была одна корова, семь обхватов в длину была, семь лет она яловой была. Сэрдон до нее добрался и украл ту корову. Увел домой и зарезал.
     Т4стр277-278. Сюжет Сирдон Дзенети – «сэрдон в раю».
     Хæмиц загъта:
     — Авд анзей хускъæ гъог мæмæ адтæй… …Раймардтан æма ’й Нихæси байвардтан,æз æй еу бон донмæ багæлстон, нур ба æригас æй æма мин уæхæн куст бакодта… Сирдон дзоруй:
     —…Мæнæ а уæхæн раст лæг æй, æма ескæд фегъустай, мард Мæрдтæй æрæздæхæд, зæгъгæ?
     Перевод, пока отметим – на суде в тæрхондон, не названо при этом - в каком строении из функционально-родовых-мэггаг идет суд тæрхон, и где персонаж «гамэс» говорит правду о том, что персонаж «сэрдон» корову себе зарезал – и за корову «гамэс» убил «сэрдона». «Гамэс сказал: семилетняя яловая корова у меня была… …убил я его и на Нэхасе его мы похоронили, но я его в один день \потом\в воду забросил, а теперь он ожил и такую работу сотворил… И говорит «сэрдон»: - вот это такой правдивый человек, ну когда слыхано было, чтобы мертвый вернулся из Мертвых?». Тут слово куст\kust – «работа», «труд», в прежние времена означало «старание», «напряжение сил», «поиск» ИЭСОЯ 1, 603, что являет дополнительные аспекты функции «сэрдон», которую можно выразить как «неустанный исследователь».
     Таким образом, история с яловой семь лет \есть и три года\ коровой, имеющей хозяев разных, ясно определена по хозяевам. Хозяева: Сэрдон, Созэрэко, Уэрэзмаг – и корову последнего пасет и ищет после кражи пастух «сосраукго» - сам один из прежних владельцев коровы, но в общем ясно - корова принадлежала также и одному из близнецов «уэрэзмæг-гæмэс». Отсюда вытекает вывод, верный для всех эпох Нартиады от неолита до эпохи индустрии балц: основной культовой жертвой молений-кувд была корова\бык\-ард, а кувды были общими присяганиями правде – ардамонгæ, на которых ард-коровы - ард-хъуг - поедались в знак клятвенной присяге.
     Потому особо отметим и то, что сюжеты с жертвенной коровой все разыгрываются иключительно в самых высоких институтах Нартиады: по сюжетам – это молельный дом, тут - это высший совет нартов – Нэхас, и тут захоронен «сэрдон», оттуда его бросает в воду «гамэс» и «сэрдон» в воде оживает и проложает досаждать «гамэсу» - воинам-асам, и все это старания и поиски в статусе происков персонажа «сэрдон», всегда оживающего в воде.
     Теперь представим намерения персонажей – укравших корову. Уастырджи, Уацилла æмæ Хуыссæгæн сæ фæнд афтæ уыди: «Кæд хъуджы давд схъæр уа, уæд æй бафиддзыстæм, куы нæ схъæр уа, уæд æй бахæрдзыстæм».
     Сырдон мæгуыр хъомгæсы куы нæуал уагъта, уæд Уастырджи, Уацилла æмæ Хуыссæг сæ цуры æрбалæууыдысты æмæ сын загътой:
     — Уæ бар махмæ раттут!
     Мæгуыр лæг йæ бар радта, Сырдон дæр фæхъуыды кодта бирæ, уый фæстæ загъта:
     — Фæуæд, æз дæр мæ бар дæттын!
      «Уастэрджи, Уацилла и Соннапускатель намерены были так: «если воровство коровы обнаружится, то мы ее отплатим, если нет, то мы ее съедим». Когда Сэрдон бедного пастуха не оставлял в покое, то Уастэрджи, Уацилла и Соннапускатель к ним подошли и сказали им: - ваши права намс передайте! Бедный мужик свое право отдал, Сэрдон тоже подумал много, потом сказал: - пусть будет, я тоже мое право \вам\ даю»!
     Далее поразительно показательное развитие сюжета: Уæд Уастырджи, Уацилла æмæ Хуыссæг скъахын кодтой Сырдоны хæдзары стыр уæрм æмæ уæрмы ауагътой Сырдоны асиныл, æмæ уæрмы сæр бамбæрзтой стыр къæйæ, æмæ загътой Сырдонæн:
     — Мæгуыр лæджы æртæ хатты мах бамбæхсдзыстæм, æмæ йæ æртæ хатты дæр куы ссарай, уæд дын дæ хъуг бафиддзыстæм!
     Перевод – «тогда Уастэрджи, Уацилла и Соннапускатель поручили выкопать в доме Сэрдона большую яму и в яму опустили Сэрдона по лестнице, и накрыли яму большой каменной плитой, и сказали Сэрдону: - бедняка мы трижды запрячем, и если ты его трижды найдешь, тогда мы тебе твою корову возместим!». В исходе fidyn – «платить», и fidawyn – «мириться» в древности означали «возмещать» ИЭСОЯ 1, 471».
     По сути сказанного, три самые великие силы культов Нартиады, после самого бога Хуцау - Великий Ас, Громовик, и Хозяин Сна – предложили испытание не тому, по вине кого корова украдена – не пастуху, а пострадавшему владельцу коровы – Сэрдону. И ясно, что это не утрата логики – это как раз логическое указание на то, что во всех случаях все сюжеты с жертвенной коровой являются культовыми испытаниями: это – инициации для прячущих и прячущихся, и для ищущих и обнаруживающих. Испытания заявлены высшими персонами идеологии и культа Нартиады, а патроны испытаний как идеи - это высшие святые функции: для неолита это «великий пастух – хозяин скота», а «хозяин грома-молнии-дождя – он и есть хозяин корма скота как травы- растительности», и еще «хозяин сна – он как враг любой охраны».
     И важный показатель места, где испытание начинается: яму роют в Сэрдонэ Хæзар – в «доме Сэрдона». И это означает, что Сэрдонэ Хæзар является местом начала всех инициационных обрядов Нартиады еще и на заре индустрии походов балц. И это испытания пастухов – фæййау и хъомгæс. И испытания охотников - цуанон. В итоге испытаний культ завершается поеданием жертвенной ард-коровы, и тут она - корова Сэрдона. Но поскольку и все коровы «других хозяев» - прочно связаны с их поеданием в доме сэрдона» Сэрдонэ Хæзар, при этом всегда дети «убиваются» в условиях минас-пира во главе с Сэрдоном, а когда его нет в доме – то мясо ест сам Гамэс, иногда он просто «уносит мясо к себе домой», то очевидно, что дом сэрдона – Сэрдонэ Хæзар – и был единственным местом культа Нартиады до возведения общего дома единых тогда еще нартов, не разделенных по трем функциям на культовые нартовские дома.
     Самое ясное указание на святой статус дома Сэрдонэ Хæзар дает тот факт, что с ним связано таинство: никто не знает, где молельня расположена, кроме вещих женщин – къулбадæг ус, к услугам которых обращались все видные персонажи Нартиады. Даже самые высокие по статусу кадага творения мира близнецы Нартиады - первая пара близнецов Уæрхæг и Уæрхтæнæг, обращаются к кулбадæг ус, но по другой проблеме - Т6стр100-101.
     К вещим женщинам кулбадæг ус обращаются все, кроме… Кроме – персонажа «сэрдон». Случаев масса – вот несколько.
     Т4стр156. 55. Сырдон Хæмыцы хъуг куыд адавта.
     Ничи зыдта Нартæй, Сырдоны хæдзар кæм уыдис, уый. Нæ сын æй амыдта Сырдон йæхæдæг дæр. .. …Хæмыцæн та уæд йæ зæрдæ Сырдонмæ тынгдæр фехсайдта, æмæ ацыдис къулбадæг усы фæрсынмæ.
     — Мæ хъуг фесæфт, æмæ йæ нæ арын…
     Перевод – «Никто не знал, где находится дом Сэрдона. Не открывал им того и сам Сэрдон…. … У Гамэса тогда подозрения к Сэрдону усилились и отправился он спрашивать у кулбадæг ус…- Моя корова пропала и я ее не нахожу»…
     Даже самая вещая из женщин Нартиады персонаж «ÆфсатÆна\сатана» обращается к кулбадæг ус в поисках супруга Уэрэзмага. Т1стр148.
     Т1стр193 – фос раскъæрдта æмæ сæ Нарты байуæрста, æмæ сæ фæйнæ фондзы фæцис, къулбадæг усы дæр дзы фондз фæцис.
     Перевод – «скот пригнал и нартам раздал, и каждому по пять досталось, и для кулбадæг ус тоже пять досталось» - из добычи высшего героя Уэрэзмага.
     Т2стр209 Созырыхъо обращается к кулбадæг ус даже по вопросу чисто воинскому – Ницы тых ын арын Сайнæг-æлдарæн, æмæ мын исты бацамон! - «не нахожу сил одолеть Сйнæг-алдара, и научи как победить?».
     Т2стр629 - Созырыхъо къулбадæг усмæ бацыд æмæ йæ бафарста:…
     Перевод – «Созэрэко пришел к кулбадæг ус и спрсил ее» - и вопрос о причине появившейся лени ходить в походы балц…
     Т2стр422-423 – Кулбадæг ус способна прервать дорогу трех самых выдающихся героев Нартиады - Сослан, Созырыхъо æмæ
     Уырызмæг куы араст вæййынц, æмæ сын къулбадæг ус сæ фæндаг куы алыг кæны…
     Перевод – «Сослан, Созэрэко и Уэрэзмаг то отправились, и им кулбадæг ус перерезала их дорогу» и они ее убивают, однако едва не погибают от вызванных ею невзгод…
     Т3стр291-292 - Донбеттырты уæйыг дæр загъта: -Мæ чызг … …тæрсы цæстдзыдæй, кæлæнæй, Донбеттырты къулбадæг усæй. Уæларвы та тæрсы Сырдоны хинæй… Перевод – «великан Донбетров говорит: моя дочь… …боится сглаза, колдовства, 2011
     Донбетровой кулбадæг ус. А на верхних небесах боится Сэрдновой мести».
     Т6стр283-284 Нартa 283 Вещая ÆфсатÆна-сатана отправляет героя Батраза к кулбадæг ус - Уый дын зæгъдзæнис хæсты æгъдæуттæ, Сайнæг-æлдарæн йæ миниуджытæ». Батрадз араст и къулбадæг усмæ.
     Перевод – «она скажет тебе воинские порядки, особенности Сайнаг- Алдара». Батраз отправился к кулбадæг ус».
     Т6стр376 - уæд Уазыг дзуры: «Цы быцæу кæнут? Уæлæ Уæлхъæумæ фæрсæг ыссæут, Борæты сыхмæ къулбадæг усмæ, …, уæд Къармæгонмæ! Уый уын зæгъдзæни лæгты хуыздæры, Уæд устытæн та се ‘взаргæдæры».
     Перевод – «тогда Уазэг говорит: «Что спорите вы? Выше в Верхнее Поселение вопрошателями поднимитесь, в квартале Борæевых к кулбадæг ус, …, той что Кармæгон зовется! Она скажет вам кто лучший из мужчин и кто самая отборная из женщин».
     Гутиев. т.1стр220. ЦАРЦИАТЫ АХУЫ. Уæд дын иубон Хæмыц афтæ зæгъы:Уырызмæг, махæн бафидауæн нæй, фæлæ къулбадæгусы бафæрсæм.
     Перевод – «Тогда в один день Гамэс говорит: Уэрэзмаг, нам невозможно примириться, но спросим давай кулбадæг ус». С1стр97 - Сосланы ус хорз æхсæвæр скодта æмæ загъта: – Ныр къулбадæг усы æрбакæнæм, æмæ йæм дæ мады номæй дзур!
     Перевод – «Сослана жена хороший ужин приготовила и сказала: - Теперь приведем кулбадæг ус, и ты к ней обращайся по имени твоей матери!».
     По перечню имен героев и их жен, которые обращаются к вещим женщинам кулбадæг ус, ясно, что в Нартиаде эти кулбадæг ус - высшие авторитеты и по жизни хозяйственно-воинской, и по культам для всех. Но не для персонажа «сэрдон» - обладателя самых высших знаний и по жизни хозяйственной, и по культам. Это со всей определенностью позволяет утверждать, что ранними знатоками и отправителями культов Нартиады были женщины – жрицы. И только они знают тайну про то – где находится дом Сэрдонэ Хæзар, а это означает, что этот дом был местом таинств и средоточием культов – самым первым из храмов- дзуаров Нартиады.

     РАЗДЕЛ 7. КУЛЬТОВЫЕ ДЕЙСТВИЯ и ПЕРСОНЫ в ПОЕДАНИИ жертвенной ард-коровы ХУЭСКЪ ХЪУГ в «доме СЭРДОНА - ХÆЗАР СЭРДОН»

     
     Т2стр697. Созэрэко…Уым уыд Сырдоны хæдзар. Бацыдис æмæ сывæллæттæ уым баййæфта. Иу стыр аджы та дзидза фыхти. Уым сывæллæтты ныццагъта. Дзидзатæ систа агæй, сывæллæтты аджы ныккалдта, йæхæдæг æрбацыд Нарты Ныхасмæ.
     Перевод – «там был дом Сэрдона. Вошел и застал детей там. А в одном большом котле мясо варилось. Там он детей перебил. Мясо из котла достал, детей в котел забросал, сам пришел на Нэхас Нартов»… Это сюжет, в котором корова принадлежала Созэрэко и посуда, в которой мясо варится, названо styr ag\стэр аг – «большой котел».
     Т5стр136 - Сюжет с коровой всегда в Сэрдонэ хæзар – никогда нигде в ином месте…теперь Уэрэзмæг – йæ хæдзарæй голлаг рахаста æмæ æндæруэлтэ Сэрдонэ хæдзарэ смидæг. … фэдисæй хъуджэ мард систа, йæхæдæг Сэрдонэ бинонтэ сæргæвста æмæ сæ аджэ нэккалдта.
     Перевод – «Черпалкой вытащил тушу коровы, перебил семью Сэрдона и бросил их в котел»…
     Т4стр158-159. 56. Сирдон æма Хæмиц.
     Сирдон ку фæййаууонæй, уæд Хæмиц гаццай фæдбæл цæун байдæдта, æма ’й и гацца еу туппури буни къадзон-мадзон надбæл бахудта.
     Сирдони хæдзари аги медæгæ Хæмици гъоги фид ирадæй. Сирдонæн . уосæ æма йе ’ртæ фурти ба фид хуæрдгунæй хустæнцæ. Хæмиц цуппарей дæр æрбавгарста æма сæ дугъосуги никкалдта æма сæмæ бандзарста дзæбæх.
     Перевод – «когда Сэрдон скрылся, тогда Гамэс пошел по следу суки, и сука привела его под один курган и под ним завлекла на загиб-изгибную \лабиринт\ дорогу. В доме Сэрдона в котле мясо коровы Гамэса варилось. Сэрдона жена и его три сына лежали сытые мясом. Гамэс всех четверых прирезал и закидал в двуушный котел и притопил посильнее под ним».
     Важный нюанс: жена и три сына – их убивает Гамэс четверых, и при этом закидывает в аг-«котел» и сказано, что убивает всех в доме. То есть, размер котла был такой, что в нем была корова, жена и три сына Сэрдона…
     То же и СЗ.т.1стр174, то же и т.6, 293-294 - Ыстыр дыхъусыг фыхтис уæларты.Уым йæ алыфарс Сырдоны фырттæ бадынц дзыгуыртæй къонайы фарсмæ, уым арт æндзарынц худгæ ‘мæ заргæ.
     Перевод – «большой двухушный \котел\ варился над огнем. Там вокруг него Сэрдона сыны сидят группами возле очага, там огонь разжигают смеясь с песнями». Общий облик празднества ясен – жертва, очаг, котел, песни… Тут убитых сынов Сэрдона не бросает в котел Созэрэко – он кидает их в угол… И напомним – углы в названиях молельных домов хæзар – это места распределенные по святости, что ясно по экспетрным советам персонажа «сэрдон» строителям общей молельни нартэ иумæйаг кувддон хæзар...
     Т4стр 150-151. Уæларт аг фыцы, аджы алыфарс Сырдоны авд фырты4 кафынц сивыры фыд æфсæстæй… …Сырдоны лæппуты йæ фыццаг акодта. Иу дзы бафтыд йæ къухы, æмæ йæ уыцы ран амардта5.
     Перевод – «над огнем котел варится, вокруг котла сэрдоновы семь сынов танцуют сытые мясом из корыта… …Сэрдоновых сынов он перед собой сгрудил. Один их них попался ему в руку, и в том месте он его убил».
     Тут семеро сынов, сытые мясом танцуют вокруг котла с вареной коровой и одного из них Гамэс убивает. При этом сюжетная сцена с танцами вокруг котла над огнем – это совершенно ясная иллюстрация праздничного культа в доме Сэрдонэ Хæзар.
     Т4стр157. Хæмэц - Бацыдис, æмæ хæдзары арты алы фарс бадынц Сырдоны авд фырты, Сырдон йæхæдæг уым нæ уæвгæйæ. Сывæллæттæ æндзарынц аджы бын, уым та фыхтис Хæмыцы хъуг. Хæмыц йæ хъуджы дзидзатæ фыдисæй систа æмæ сæ хæры. Сывæллæттæ дæр æм джихæй кæсынц. Йæхи хорз федта, уæдæ цы уыдаид. Аджы ма цы баззадис, уыдон систа. Сывæллæттæ иугай-дыгай рахаста. Сæ къабæзтæ сын сыскъуыдтæ икодта æмæ сæ аджы ныппæрста Хæмыц. Арт сыл бандзæрста æмæ йæхæдæг рацыдис Нарты Ныхасмæ.
     Перевод – Гамэс – «вошел, и в доме по всем сторонам огня сидят семь сыновей Сэрдона, Сэрдона самого там нет. Дети топят под котлом, а там варилась корова Гамэса. Гамэс своей коровы мясо черпалкой достал и ест их. Дети смотрят на него раскрыв рты. Он себя хорошо ублажил, а как же иначе. То, что в котле осталось, это вынул. Детей по-одному по-два поднес. Их члены оторвал и в котел накидал Гамэс. Огонь на них распалил и сам пошел на Нартов Нэхас».
     Тут совершенно ясные признаки моления-кувд: дети топят под аг- котлом, Гамэс наедается своей коровой в гостях – это пир-минас. После всего Гамэс явился на высший орган Нартов – Нэхас…
     Салагаева Зоя. т.1,149. СЫРДОНЫ РАЙГУЫРД. Бакасти хæдзармæ: уæларты – аг. Ныккасти агмæ, æмæ дзы фыцы Хæмыцы хъуджы фыдтæ. Сырдонæн уыд æртæ лæппуйы æмæ агæн йæ алыварс бадынц. Хæмыц сæм фæлæбурдта æмæ æртæйы дæр аджы ныппæрста.
     Перевод – «заглянул в дом: над огнем – котел. Глянул в котел, и там варится мясо коровы Гамэса. У Сэрдона был три сына и они сидят вокруг котла. Гамэс схватил их и всех троих бросил в котел».
     Но учитывая тот известный факт, что больших котлов-аг, и тем более – с двумя ушами, не было в неолите – тогда не знали металлов, это значит, что тут «аг» - это не котел. Большие котлы появились только в бронзовом веке – и то в 1-м тысячелетии до н.э., и можно полагать, что эта преемственность культовой посуды в сюжетах говорит – как минимум – о преемственности культа с ард-коровой от неолита до 1-го тыс. до н.э., но не о происхождении самих котлов.
     Еще важнее, с позиций истории идеологии Нартиады, а в связи с ней и «курганной гипотезы», является образ Лабиринта как дороги к молитвенному дому Сэрдонэ Хæзар, над которым в этом сюжете впервые обозначен «курган-Туппур». Этот образ молитвенного комплекса- лабиринта Сэрдонэ Хæзар и появившегося над ним Кургана, мы проанализируем отдельно в главе о генезисе кургана.
     Далее - Сирдон ку раздахтæй, уæд æй æвæдзи хæрди цæун ести гъудæй, ома æнхус. Сирдон гъæр кæнуй . фурттæмæ, æртæ фурти ин адтæй, æма хестæр хундтæй Дæуæн, дуккаг — Гъæйт, æртиккаг — Кæмидæ… … Агæмæ равналуй æма кæми . уоси сæр исесуй, кæми . фурттæй еуей сæр, кæми инней сæр.
     Перевод – «Сэрдон когда вернулся, тогда ему есть чего-то хотелось. Сэрдон звать стал своих сыновей, три сына у него было, и старшего звали Тебе, второго – Ану-Давай, третьего – Где-Ты… …К котлу притронулся и там где его жены голова, где его одного сына голова, где другого голова».
     Т6стр295…. То же - Сз1стр175 – Хицæн уæнгтæй сæ æрбамбырд кодта.
     Уый сын арф ингæн дæлтъур ыскъахта æмæ сæ иумæ уый уым бавæрдта.
     Уый йæ хъарæджы нæмттæ сæвæрдта: хистæр лæппуйы
      «Дæлтъур» ысхуыдта: «исчи йæ кæрдзын дæлтъурыл цæвдзæн æмæ дын уымæй дæуæн хай уыдзæн!». Йæ дыккаг фырты уый
      «Фу» ысхуыдта: «исчи кæрдзыныл куы бафу кæна, уæд дзы дæуæн дæр гъеуымæй хай уа!». Кæстæры схуыдта уæд уый «Æртыскæн»: «исчи ‘ртыскæнæй кæрдзын куы ‘ркъуыра, уæд-иу дæуæн дæр гъеуымæй хай уа!».
     Перевод – «Отдельными частями тела он их собрал. Он им глубокую могилу выкопал под нижним камнем очага и там их вместе похоронил.
     Он в своем плаче по ним нарек им имена: старшего сына «Дæлтъур» назвал: «когда кто-то свой хлеб об дæлтъур ударит то от него тебе доля будет!». Своего второго сына он «Дуновением» назвал: «когда кто-то дунет на хлеб, тогда от него тебе тоже доля будет!». Младшего назвал тогда «Шипцы для угольев» - «чем копаются в огне» ИЭСОЯ 1, 183: «кто- то когда шипцами для угольев по хлебу приударит, тогда тебе тоже от него доля будет».
     Ясным знаком того, что это сюжет инициаций, является само наречение имен – такие имена-клички в переходах возрастной системы cæwæggag\дзæуæггаг давались только детям и никогда не давались вошедшим в зрелый возраст. И в контексте моления-кувд с жертвенной ард-коровой все больше выявляется тот факт, что дом Сэрдона – Сэрдонэ Хæзар – это самое древнее культовое сооружение Нартиады и восходит к эпохе неолита.
     Т4стр277-278. 148. «[Сирдон Дзенети] – Сэрдон в раю».
     Еу кæми адтæй, уоми ба синхонти сувæллæнттæй сæ еу бауадæй Сирдонтæмæ æма гъоги фид хуæргæ фæйидта сувæллæнтти, амæнтæни дзаг ба — фидтæ. Сирдон ба сæ уæллæй сиребæл бадтæй.
     Перевод – «и так это было, там из детей соседей один зашел к Сэрдоновским и коровье мясо едящими увидел детей, и корыто полное там – мяса. Сэрдон же сам сидел во главе на деревянном диване со спинкой», только «диван со спинкой» syre из монгольского по ИЭСОЯ 3, 208, однако его архаический прообраз ясно показан им как сидение главы культа.
     Общая картина моления-кувда в сюжете про рай, где за главного восседает персонаж «сэрдон» и поедается ард-корова присягания правде, вполне наглядна. Этот случай без «смертей» - дело «воровства коровы» перешло в суд тæрхондон…
     Ст1С173-174 Æрми æхсæв æй уæд æрбаргæвста. Æмæ йын йе 'мбис уæларт бафтыдта... Созырыхъойы зæрдæ фехсайдта æмæ Сырдонмæ йæхи æрбайста…. Сырдонмæ смуды уæд йе смудæнтæй æмæ йæ уайтагъд рабæлвырд кодта, Сырдон ын йæ хъуг уæд кæй раргæвста, кусарты тæфæй…
     Перевод – «В ту же ночь он \Сэрдон\ ее зарезал. И ее половину накидал над огнем… Созэрэко заподозрил Сэрдона и к нему приблизился… нюхает он Сэрдона своими нюхалками и сразу он это распознал, что Сэрдон его корову зарезал, распознал запахом кусарт»…
     Этот культовый термин трактуется как kusart – «заколотое для трапезы животное», от иран. kaus – «закалывать, убивать», допускается контаминация с еврейским, через хазар, koser – «ритуально дозволенное мясо» ИЭСОЯ 1, 603; Однако, по идеологическому содержанию в молениях-кувдах присягания правде-ард – на кувдах ardamong., священной жертвой является ард-корова – ad.m.n ard nard qug. И для молений – как минимум – в доме сэрдонэ хæзар, исходить приходится из того, что «убиение-жертвование – kaus», для поедания во имя правды ard, дает иную природу термина кусарт kusart. Термин означает «убиение – kaus» - для «присягания \поедания\ правде - ard».
     И тогда еврейское кошер тоже идет из идеологии Нартиады. В этом сюжете не назван аг-котел…
     Итак, «убийства детей» в доме Сэрдонэ Хæзар – это «смерти возрастов бессильных», но являются «рождениями в силе»: это переход из возрастного статуса «сэвæллон\syvællon – «ребенок», что означает «утробный» ИЭСОЯ 3, 213», то есть как «еще не рожденный». А «рождением» считался их первый выход на моление-кувд с первым вкушением жертвенного мяса в возрасте уверенного навыка хождения, что было началом возрастных культов c.w.ggag\dz.w.ggag - цæуæггаг\дзæуæггаг - с 2-3-летнего возраста. И значит, дом Сэрдонэ Хæзар и есть первая молельня Нартиады с эпохи неолита, поскольку в них проводились все культы рождения-смерти, и все мертвые продолжали «жить» с живыми в этих же домах, поскольку тут же и хоронились после биологической смерти все обитатели домов. То есть и смерть формализована в культе как возрастной переход. Самой идеи «смерти» как таковой в этой идеологии не было и все «смерти» почитались как «переходы» статусов по возрастным поколениям этого и того миров в единой Вселенной.
     В связи с наметившейся ясностью функций дома Сэрдонэ Хæзар как «молитвенного вместилища - kuvddon\кувддон» самого раннего из культов Нартиады, соотнесем с этим основные детали из событий в этой молельне. И сопоставим все детали этого культа Нартиады с археологией Чатал-Гююка в неолитической Анатолии, ряд ясных совпадений между которыми уже надежно выявлен по совпадениям безголовых захоронений и образов культов. В завершение блока аргументов, которые ясно датируют раннюю идеологию Нартиады эпохой неолита, вот еще одно основание считать дом Сэрдонэ Хæзар молельней эпохи неолита Нартиады.
     Во всех почти сюжетах Нартиады сказано, что части тела коровы были перемешаны в котле аг с частями тел детей Сэрдона – и мы отметили, что котлов в неолите не знали и значит «аг» - это не котел. Далее, Сэрдон - арф ингæн ыскъахта æмæ сæ иумæ уый уым бавæрдта – «глубокую могилу выкопал под очагом \под основанием очага, ибо d.ltur – «нижний камень» очага. То же и в комментарии академического издания т. 1, стр559 - дæлтъур — къонайы бындур, къонайы дур – «дæлтъур – очага нижний камень», «очажный камень»\ и вместе их там захоронил\». … И еще - хистæр лæппуйы «Дæлтъур» ысхуыдта – «старшего сына назвал дæлтъур», то есть назвал его «камнем из основания очага», (и фраза konajyl d.ltur bady\конайэл дæлтъур бадэ – тоже переведена как «на очаге у огня сидит» ИЭСОЯ 1, 355)… Назвал потому, что если кто-то постучит по очажному камню дæлтъур – то это обернется хлебом для сына, а значит на этом камне пекли хлеб.
     А вот ясные археологические показания по устройству очагов в Чатал- Гююке: Society for American Archaeology , АMERICAN ANTIQUITY Vol. 71, No. 2, 2006. Atalay and Hastorf - FOOD HABITUS AT NEOLITHIC CATALHOYUK - p. 299:
      «…у каждого очага был нижний в основании плоский разогревавшийся камень, на котором – по мнению исследователей – жарили и зерно (grains were toasted on heated flat stones that lined the base of each hearth)».
     То есть Сэрдон «посмертно» давал детям имена, потому что и возрастной переход в более высокое поколение, и сама смерть как таковая, в неолите почитались переходами по вертикали поколений. И цель таких именований детей – обеспечение их едой и теплом очага, поскольку смерти в этой идеологии нет, ибо и это жизнь – но другая… Все эти смыслы культового захоронения детей под очагом в молельном доме Сэрдонэ Хæзар Нартиады точно соответствуют захоронению под очагом детей в Чатал-Гююке – это прямая археологическая иллюстрация из неолита Анатолии.
     Catal-Hoyuk Archiv_Report_2003.pdf. p. 47-48: A burial of an infant….. Interestingly, a large fragment of cattle pelvis (7888) was found under the child‘s head, which may be a special deposit with symbolic meaning. However, it is not clear whether this was an intentional or a coincidental placement. It is striking that this burial was situated ca. 17 cm directly underneath F.997, which is a hearth with the feasting deposit (7477), located in SE corner of Building 33 (see above). Large pieces of cattle (maxilla, scapula, humerus, radius, femur) bones were found there.
     Перевод - «Захоронение младенца… . Интересно, большой фрагмент рогатого скота таз (7888) был найден под головой ребенка, что может быть специальным депозитом с символическим значением. Однако, это не ясно было ли это намеренным или совпадающим размещением. Это поразительно что это захоронение было расположено приблизительно в 17 см непосредственно внизу F.997, который является очагом с пиршескими остатками (7477), расположенным в углу SE строения 33 (см. выше). Кости больших частей рогатого скота (верхняя челюсть, лопатка, плечевая кость, лучевая кость, бедро) были найдены там».
     Мясо уже и солилось для хранения: Society for American Archaeology: «В нескольких жилых ареалах найдена была соль, а как минимум один раз найдена в выгребных из очага остатках с обожженными вкраплениями растений… Как и остатки сушенного и копченного мяса и сажаемых пищевых материалов, соленое мясо могло быть хранимо в коже, сумке или корзине до потребности»… Стр. 298. AMERICAN ANTIQUITY , vol. 71, No. 2, 2006.
     Сюжет из ПНТО 1, 1925, 92-93… Кадаг записан на русском языке в 1876-м Гацыром Шанаевым, и опубликован в 1925-м на русском языке. Уэрэзмæг говорит - «У меня пропала корова… …Нам остается или же найти ее, или же быть мужами». Сырдон тогда побежал, взял голову коровы Уырызмага, обернул ее в свой qisyn и, подставив вместо бандона, сел на нее и продолжал говорить… …Да съедят мать и отец собак и ослицу того, кто теперь сидит на голове твоей коровы»… … Накормил после того Сырдон Урызмага мясом его же коровы, на глове которой он сидел»….
     И уже второй раз Уэрэзмæг пришел в тот дом, но самого Сэрдона там не было, были дети, число детей не названо – Уэрэзмæг всех перебил и бросил в котел с водой…
     То, на что сел Сэрдон, названо бандон и идет из bad.n-don – «место для сидения» ИЭСОЯ 1, 234-235. Во что Сэрдон обернул голову коровы названо qisyn\хъисэн – «грубое сукно» ИЭСОЯ 2, 304-304… Но то, что он обернул как «место для сидения» - это голова коровы и сидит на голове коровы персонаж «сэрдон», который верховный жрец по всем приведенным критериям Нартиады. И они с Уэрэзмагом, в доме Сэрдонэ Хæзар, поедают мясо жертвенной ард-коровы - поедают с высшим мужским перснажем Нартиады. То есть два высших культовых персонажа Нартиады едят ард-корову – что по всем сводным критериям сюжетов поедания ард-коров в молельных домах ард-амонгæ хæзар является молением -кувд. Сюжет представлен отражением кризиса в борьбе за приоритеты в отправлении культов между жрицей «сэрдон» неолита - и нарождающейся элитой воинов Ас-«уэрэзмæг».
     Перед нами практически представлена точная картина – описательное фото центрального культа в молельнях-шранках Чатал-Гююка, где верховная жрица рожает голову коровы, восседая при этом на чем-то, похожем на кресло \трон\…. А это означает, что персонаж «сэрдон» Нартиады - это верховная женщина-жрица Чатал-Гююка. То есть в части титула syrt не может быть ничего, кроме значения «женщины». И отметим еще один показатель Нартиады о доме Сэрдонэ Хæзар. В сюжете строительства общенартского дома Нэхасдон Хæзар фрагментом дается отличительный облик дома Сэрдонэ Хæзар - сюжет той же переходной стадии между старым домом Сэрдонэ Хæзар и впервые возводимым новым домом Нартэ Нэхасдон Хæзар - т.4, 154: ус дæр ын уыд, зæнæг дæр ын уыд, æмæ сæ ничи зыдта, æцæг ын уæле уыди бацæуæн.
     Перевод — «и жена у него была, и дети у него были, и никто их не знал, правда вход у него был сверху». Тут названы два важных знака: 1 – и дети есть, и жена есть – но их никто не знает, и незнание жен и детей - это явный знак до сложения патриархальной семьи, в которой жены и дети непременно известны по мужским главам семей; 2 - как архитектурное отличие дома Сэрдонэ Хæзар от домов нартов отмечен всего один признак – в дом Сэрдонэ Хæзар вход был сверху. И это самый общий признак всех домов Чатал-Гююка. А значит, разница архитектуры между домами Сэрдонэ Хæзар Чатал-Гююка – и нартовскими домами, это переход эпох со сменой как типа семей, так и облика жилья.
     Молельни-шранки Чатал-Гююка со входом сверху и восседаниями на головах коров – со всеми остальными критериями, приведенными из Нартиады и точно сопоставимыми с археологическими критериями Чатал-Гююка, не оставляют никакого выбора для датировок этой эпохи и этих сюжетов, которые мы объединили в одном названии SINXchatal, исходя из того, что главной территориальной единицей культа Нартиады трех-функциональной эпохи является sinx\syx – «квартал обитания».
     Какие-то отражения этой архитектуры «уæле уыди бацæуæн – входы были сверху» угадываются и в языке - ИЭСОЯ 1, 453-454 – фæрссаг - отмечает, что значение «окна» было вторичным, а первичное значение – «отверстие в потолке также и для выхода дыма»… ИЭСОЯ 2, 428-429 – «стенное окно было еще не известно»… …с появление стенного окна фæрссаг \ f.rssag – «боковое, сбоку \окно\», верхнее в потолке стали называть сæйраг рудзэнг\sæjrag rudzyng – «головное окно» или уæйлаг рудзэнг\wæjlag rudzyng – «верхнее окно». ИЭСОЯ 3, 313-314 – tugur – “потолок», но означает еще и «окно» в кавказских языках…Стенных окон когда-то не было….
     Однако отметим только то, что имеет методологическое значение для нартологии – уточним, чем было в эпоху Чатал-Гююка то, что названо ag\аг – «котел», и при том подчеркивается, что котел большого размера – «стэр», и «дэнджэр», и вмещал корову, жену и детей персонажа «сэрдон». Вообще большие котлы для использования на огне керамическая эпоха не знала. Потому и в эпоху Чатал-Гююка таких котлов не было и не было их до эпохи металлов: такого большого размера котлы появились только в развитой век бронзы… Это четыре тысячи лет после эпохи SINXchatal, то есть «аг» - это никак не «котел»… И значит словами dyngyr\дэнджэр – «огромный», и styr\стэр «большой», «великий», назыалось что-то другое, но не «котел» аг… Однако тогда вопрос: что для эпохи неолита могло означть слово dyngyr? Тут как раз все просто – это семантический дериват «неба», есть и в шумерском, откуда и тюркское tengri – «небо», «бог» ИЭСОЯ 1, 383. А слово styr\стэр в индоевропейском означало «большой», «великий» ИЭСОЯ 3, 158-159. И значит, детей, по некоторым сюжетам - и жену перонажа «сэрдон», бросали в «небесный аг», или в «божественный аг», или в «великий аг», и при этом аг – не «котел». И есть точный ориентир того, во что включались дети с 2-3-летнего возраста со вступлением в систему поло-возрастных культов c.w.ggag\dz.w.ggag – они впервые допускались в моления-кувд и вкушали мясо ард-коров – впервые присягали правде. И этим включались в принятые «нормы нравственного поведения – wag\аг» ИЭСОЯ 4, 40-41.
     Полугласная w имеет особенность утрачиваться и в начальной позиции - ИЭСОЯ 1, 26; и в других позициях и словообразованиях: ИЭСОЯ 2, 274 – выпадение полугласной w внутри после согласной \byn-wat > bynat\, а также и после гласной внутри \n.-wal > nal\нал – «больше не» ИЭСОЯ 2, 152-153\... Начальное w исчезает в начале и внутри многих слов и, к примеру, этимология acamong. дана в связи с wacamong. ИЭСОЯ 4, 29- 30. Более того, в языке Нартиады полугласная w может и появляться, при том - даже тогда, когда в этимологических основаниях ее нет (пример: «копье» - уарц\warc – т.3стр346 , в комментарии на стр.651 академического издания тоже нет объяснения – откуда появилось начальное w, при том, что его нет и в этимологии arc\арц ИЭСОЯ 1, 60).
     А это означает, что начальное w, если оно не подтверждено этимологией, могло не только закономерно утрачиваться, но и возникать в каких-то разговорных вариантах или по спецификам диалектов в языке Нартиады. Тому пример и с waryn\aryn – «находить» ИЭСОЯ 4, 52, связанным этимологически с aryn – «рождать», «находить», более старая форма которого - waryn ИЭСОЯ 1, 73-74. С полугласной w много иных случаев – нам предстоит некоторые из них учитывать и в дальнейшем анализе.
     К тому же wag – оно принимает и форму – w.g: с утратой w в слове wag\ag обычны переходы «а» в «.» ИЭСОЯ 4, 125, с той же утратой w - wag\ag как в n.l(w).g ИЭСОЯ 2, 168, как и в fydwag\fud(w)ag ИЭСОЯ 1, 495, и переходы «а» в «.» в словообразованиях с «нравом» wаg\wæg обычны как без утраты w, к примеру – «нрав (wag) - духа (min)» - miniw.g ИЭСОЯ 2, 123, так могут и сохраняться с утратой w - wag\ag, как в z.rdiwag\z.rdiag ИЭСОЯ т.4, 303.
     Перед нами закономерный пример утраты начальной полугласной w, давший переход wag > ag. А значит в доме начальных культов Нартиады эпохи неолита Анатолии дети с 2-3 лет, достигшие уверенного навыка хождения, вступали в возрастные культы, освящавшие «нормы поведения» ag < wag, величавшиеся dyngyr wag\ag – «небесные божественные нормы поведения», и styr wag\ag – «великие нормы поведения».
     Отметим и то, что такое явление как «воровство» исследователи Чатал- Гююка отрицают – нет еще понятия «собственности» для сложения «воровства» в поздних смыслах Нартиады. И тогда культовая ард-корова явно не «ворована» - тем более она для культа «правды», и принадлежит всем – начиная от персонажа «сэрдон» - у себя он ее украсть не мог, и еще персонажам «сосраук-сослан», «уэрэзмæг-гамэс»... И тогда надо исходить еще и из самого слова «давэн» - «воровать»: что оно значило в своей истории…А восходит оно к dabh – «обманывать», «причинять вред». ИЭСОЯ 1, 348;. То есть «воровство» производно было от «обмана», при том, что в исходном культе назначение жертвенной ард-коровы ясное - она полагалась для присягания правде: ард-корова поедалась в ходе моления-кувд - ардамонгæ. Само название ard-a-mon-g. говорит о смысле этого культового акта: в индоевропейском \арийском\ срезе ard – «присяга\клятва правде\справедливости». В ходе культа сам ард- предмет поедался и конкретно был ард-коровой, «а» - это указательное местоимение на близкие предметы, mon – «разум», gh\g., в арийском - gaw, goao – «звучать, вопить, кричать» ИЭСОЯ I, 535. Значение культа ard-a-mon-g. – «правду-справедливость этот разум вещает». И это означает, что кризис между нартами и персонажем «сэрдон» был не из-за ард-коровы: он был кризисом правды - религиозным. А археология Чатал-Гююка дает ясное представление о роли персонажа «сэрдон» как главного жреца культа и символа причины кризиса: ведущий жрец культов Чатал- Гююка – это не жрец, но жрица. То есть персонаж «сэрдон» - женщина, и в монографии 1996-го (докторская диссертация, монография «Нарты-арии и арийская идеология») на страницах 9-39, в первой главе - SYRDON КАК КОДОВЫЙ СИМВОЛ ЯЗЫКА НАРТИАДЫ, дан базовый свод индикаторов женской половой принадлежности персонажа «сэрдон», и в настоящем исследовании будут расширены и число, и смыслы этих символов.
     И теперь мы имеем совершенно прямую иллюстрацию Нартиады к основному облику Великой Жрицы-Сэрдон культов Нартиады-Чатал- Гююка, воссдающей на голове ард-коровы и рождающей все живое \детей, скот, растения\ и вводившей детей в систему культов великих небесных норм нравственного поведения wag\ag. Но о персонаже «сэрдон» отдельно.
     Завершим раздел самого раннего молитвенного дома Нартиады – дома Сэрдонэ Хæзар – исходным значением понятия, которое применено к подготовке жертвенной ард-коровы для присягания правде с ее поеданием в ходе моления-кувд – ардамонгæ. Для выражения смысла деяния «приготовления» применено индоевропейское pek, в форме осетинского fyc. Тут раскрываются очень важные индикаторы и для археологии: особо надо учитывать, что в тохарском языке - наиболее восточном из индоевропейских языков, понятия «вариться» и «зреть» выражены одним этим словом, но значения «вариться» и «зреть» выражены одним этим словом и в афганском ИЭСОЯ 1, 487-488. Однако разница в природе этих языков дает ориентиры пространственные – о передвижениях языков, а значит – и этносов с их археологическими культурами. И тохарский язык - один из самых интересных по передвижениям языков ранних индоевропейцев, которые есть арии. Этнос тохар происходит, как предполагают, от афанасьевской культуры – это Минусинские степи и Алтай третьего тысячелетия до н.э. Однако при этом язык принесен из региона западной группы индоевропейских языков – тохарский принадлежит к группе кентум, и родственен языкам кельтов, германцев и италиков. Но отличается от индоевропейских языков группы сатем, к которым относится афганский и древнеиранские с теми же значениями pek\ fyc - «зреть» и «варить».
     И, таким образом, выясняется окончательно, что в молитвенном доме ранней Нартиады – и значит Чатал-Гююка, в нормах поведения уаг\аг зрели дети персонажа «сэрдон», который является верховной жрицей, и дети - это все жители поселения с 2-3-летнего возраста. Они зрели в нормах небесного божественного поведения – их обучали нормам поведения уаг\аг.
     И эти культы Нартиады, освящавшие «нормы поведения» ag < wag, величавшиеся dyngyr wag\ag – «небесные божественные нормы поведения», и styr wag\ag – «великие нормы поведения», дают, в сопоставлении с нормами культового поведения в жилище Сэрдонэ Хæзар, окончательный контекст похоронного культа ребенка под очагом в Чатал-Гююке. Сюжеты: перемешанные кости коровы и захороненного под очагом ребенка в Чатал-Гююке – и перемешанные части тела коровы и «детей сэрдон» в нормах поведения аг sri, и намного большая частота употреблений форм множественных чисел в культе и быту strit-nart, привело к симметрии sirt-nart, откуда и sirtonn.rton. Но для формы syrdon в Нартиаде даны иные ориентиры – это «вместилище женщин – sirt-dana» и об этом отдельно. Нам важнее найти удобное текстовое употребление установленной общности культов и языка ранней эпохи Нартиады - с культами и языком эпохи Чатал- Гююка: ему нужно выбрать экономное обозначение. В Нартиаде для обозначения поселения есть две основные формы: sinx\syx и gaw\qaw. Однако sinx\syx имеет как раз обращение в текстах культового содержания, потому для ранней эпохи культов Нартиады, с показателями культов из Чатал-Гююка, мы будем использовать два термина для отличения этнографического SINXchatal – от археологического CHATALHOYUK\Чатал-Гююк.
     

     РАЗДЕЛ 9. Археологический облик SINXchatal - КУЛЬТУРА НАРТИАДЫ-ЧАТАЛ-ГЮЮКА.


     Теперь, когда нет осмнений в точном совпадении описаний эпохи «сэрдон» Нартиады и археологических итогов исследования Чатал- Гююка, добавим только, что Чатал-Гююк был далеко не единственным неолитическим поселением в Анатолии. И есть немало сведений о том, что эти поселения культурно связаны с Чатал-Гююком – он только наибольший и наиболее развитый.
     Наилучшая возможность дать нартологам возможность отследить весь комплекс схождений и расхождений по всем вопросам неолита и Чатал- Гююка на сегодня изученным – а значит эпохи «сэрдон» Нартиады, возможна только по подборке из публикаций самых известных работ специалистов по неолиту Анатолии и Плодородного Полумесяца. После нее перейдем снова к системе функциональных структур Нартиады, рассматривая их тоже в территориальных и датирующих контурах – а пока SINXchatal в его эпохальном окружении культур с 8-го тысячелетия до н.э.:
      «Чатал-Гуюк (Catal Huyuk, в переводе — «вилообразный холм») — большое поселение эпохи керамического неолита и энеолита в южной Анатолии, расположенное в 50 км к югу от города Конья. Является крупнейшим и наиболее хорошо сохранившимся из обнаруженных неолитическим поселением. Самые ранние найденные культурные слои относятся к 7500 г. до н. э. Поселение существовало до 5700 г. до н. э. Жители покинули поселение до наступления Бронзового века. Поселение было расположено в 140 км от двуглавой вершины вулкана Хасандаг. Восточная часть поселения образует холм, возвышающийся над равниной на 20 м. Благодаря такому местоположению поселение господствовало над обширными полями на Иконийской равнине к юго- востоку от современного турецкого города Конья. К западу от поселения существовало еще одно поселение меньших размеров, а в нескольких сотнях метров к востоку от него было обнаружено селение византийской эпохи. Между двумя холмами поселения существовал канал, отведенный от реки Чаршамба. Неолитическое поселение в Чатал-Хююке занимало территорию около 13 га, из которых к настоящему времени раскопано около 0,5 га.
     Археология: В ходе раскопок 1961—1965 гг. проведенных Джеймсом Меллаартом было показано, что селение представляло собой крупный центр неолитической культуры [1]. В 1993 г. исследования возобновились и продолжаются по сей день.
     Культура
Нартиада – дописьменная история цивилизации
     Реставрация типичного интерьера жилой комнаты.

     Экономика Чатал-Гуюка была основана на земледелии и скотоводстве. Кроме пшеницы и ячменя жители Чатал-Хююка выращивали бобовые, а также собирали дикорастущие миндаль, фисташки и фрукты. Пасли овец и, возможно, крупный рогатый скот. Тем не менее, главным источником мяса оставалась охота. Орудия труда и оружие древние жители Чатал-Хююка изготовляли преимущественно из обсидиана и не только использовали сами, но и продавали другим племенам в обмен на морепродукты, раковины моллюсков и кремень, поступавший из Сирии. Это позволяет предположить, что местная община специализировалась в горном деле и активно развивала культуру изготовления изделий из камня. Судя по остаткам окалины и шлака, жители Чатал-Гуюка одними из первых в мире научились выплавлять из руды медь[2], что связывает это селение с началом медного века.
     Население восточного холма насчитывало до 10 тыс. чел. Все поселение состояло из жилых домов; общественных построек не найдено. В то же время стены больших домов были богато украшены росписью. Их предназначение остается неясным[1]. Дома строили из сырцового кирпича, скученные как соты в пчелином улье. Улиц или дорожек между домами не было. Вход в большинстве случаев был устроен с крыши, куда были проложены лестницы как внутри, так и снаружи домов, поэтому «улицы», по-видимому, проходили по крышам зданий. Вход был также единственным вентиляционным отверстием как для поступления свежего воздуха, так и для отвода дыма от открытых очагов, не имевших труб. Как очаги, так и лестницы и вход в помещение обычно располагались возле южной стены. Кроме того, в интерьере имелись приподнятые платформы, вероятно, сидения или столы. Как и стены, они были покрыты полированным алебастром. Подсобные помещения использовались как хранилища и были доступны из главной комнаты через низкий вход. Все помещения содержались в чистоте, мусора или отходов в них найдено крайне мало. Мусорные кучи располагались в стороне от домов и содержали наряду с пищевыми отходами и нечистотами остатки древесного угля и золы. В хорошую погоду население могло также располагаться на крышах своих жилищ, а в холодную там устраивали общественные очаги, вероятно, для отопления. Время от времени обветшавшие сооружения частично разрушали, и на фундаменте из обломков возводили новые стены. В результате строительной активности селение постепенно поднималось над окружающим рельефом. Всего обнаружено до 18 слоев такого строительства.
     Тела усопших хоронили под полом домов, чаще всего, под очагами и другими внутренними возвышениями, вместе с дарами: драгоценными и полудрагоценными камнями, оружием, тканями, деревянными сосудами[3↑ James Mellart Catal Huyuk: A Neolithic Town of Anatolia — New York: McGraw-Hill Book Company, 1967. — С. 60 ff.]. Тела усопших тщательно пеленали и нередко укладывали в плетеные корзины или заворачивали в тростниковые маты. Поскольку скелеты часто расчленены, предполагают, что перед захоронением тела долго выставляли на открытом воздухе, после чего хоронили только кости. Иногда черепа отделяли, вероятно, для использования в неком ритуале, так как их находят в других местах селения. Некоторые черепа покрывали алебастром, моделируя лицо, и раскрашивали охрой. Подобные обычаи встречались также у населения других неолитических поселений, например, в Иерихоне и на территории современной Сирии.

Нартиада – дописьменная история цивилизации
     Голова быка из Чатал-Хююка в музее в Анкаре

     Настенные росписи обычно представляют собой сцены охоты, мужчин с поднятым фаллосом: самцы – «нарты»), изображения ныне вымерших крупных копытных, оленей и грифов. Изображение двуглавой вершины (возможно горы Хасандаг) иногда расценивают как первый в истории пример пейзажной живописи или картографии[1], хотя другие исследователи видят в нем лишь геометрический орнамент[4]. Кроме росписей на стенах найдены рельефы в виде леопардов, смотрящих друг на друга, и множество женских статуэток из мрамора, коричневого и голубого известняка, кальцита, сланца, базальта, алебастра и глины. Статуэтки предположительно изображают Богиню-мать. Они нередко находятся в зернохранилищах, что указывает на статус женского божества как хранителя урожая[5↑ Mellaart (1967), 180.].
     "Заключение о том, что народы Африки с их культурами, уходящими корнями в далекое прошлое, достигли Ближнего Востока и какое-то время процветали там, вполне логично, и избежать его трудно. Меллаарта удивляет то, что Чатал-Хююк не оставил заметного влияния на последующие культуры в этом районе. Он отмечает, что "неолитические культуры Анатолии положили начало земледелию и животноводству, а также культу Богини-Матери - основе нашей цивилизации" (Mellaart. Earliest Civilizations, p. 77). Со всей справедливостью можно добавить: основе, многими пока что еще отрицаемой"[6].
     Религия
     По количеству женские изображения многократно превосходят мужские[7]. Хотя культовых сооружений не найдено, наличие погребений, статуэток и росписей свидетельствует о наличии у жителей религии и богатой религиозной символики. Помещения, в которых сконцентрированы женские фигурки, предположительно, представляют собой святилища.
     Еще в 1960-х годах было раскопано 40 таких «святилищ». Богиня изображалась в трёх ипостасях — молодой женщины, матери, рожающей ребёнка (или быка), и старухи, иногда в сопровождении хищной птицы. Мужское божество изображалось в виде мальчика или юноши (ребёнка или любовника богини) или бородатого мужчины, иногда верхом на священном животном или быке. Рельефные изображения богини, иногда до двух метров в высоту, леопардов и бычьих голов выполнены из алебастра, дерева или глины. Иногда символы жизни — женская грудь и бычий рог — объединены.
     В святилище, датированном 6200 до н. э., были найдены четыре человеческих черепа, расположенных за бычьими головами на стенах. На одной стене изображены грифы с человеческими ногами, нападающие на обезглавленного человека. Значение мифо-ритуального комплекса, представленного этими изображениями, пока не расшифровано.
     Несмотря на наличие «святилищ», признаков социального расслоения и сосредоточения богатств у правящей верхушки в селении не обнаружено. Даже половая дифференциация не выражена, женщины и мужчины получали одинаковую пищу и, по-видимому, имели одинаковый статус в обществе[8][9][10][11]. Поскольку тела лиц с высоким статусом хоронили отдельно от черепов, исследователи сопоставили количество подобных мужских и женских захоронений и обнаружили, что оно приблизительно одинаково[12]. В связи с этим исследователи 2000-х годов предположили, что община не была ни патриархальной, ни матриархальной[13], и смысл изображения женских фигур был иным, нежели поклонение Богине-матери[14].

     Артефакты Чатал-Гуюка

Нартиада – дописьменная история цивилизации
     Керамика

Нартиада – дописьменная история цивилизации
     Великая богиня-мать на троне в окружении леопардов

Нартиада – дописьменная история цивилизации
     Статуэтки богов и богинь


Нартиада – дописьменная история цивилизации
Фреска с изображениями быков, оленей и людей


Нартиада – дописьменная история цивилизации
     Фрагменты ткани - древнейшей из обнаруженных


Нартиада – дописьменная история цивилизации
     Рельеф с изображениями двух леопардов.


     Источники
     1. ↑ 1 2 3 Fred S. Kleiner Gardner's Art Through the Ages: The Western Perspective: Volume 1. — Twelfth. — Belmont, California: Wadsworth Publishing, 2006. — С. 12–4. — ISBN 0-495-00479-0
     2. Bernhard Brosius. From Cayonu to Catalhoyuk. Inprekorr, 400/401, 24 - 29, 2005.
     3. ↑ James Mellart Catal Huyuk: A Neolithic Town of Anatolia. — New York: McGraw-Hill Book Company, 1967. — С. 60 ff.
     4. A bird’s eye view — of a leopard’s spots. The Catalhoyuk ‘map’ and the development of cartographic representation in prehistory. Anatolian Studies 56, 2006, pp. 1-16. Published by The British Institute of Archaeology at Ankara
     5. Mellaart (1967), 180.
     6. James Mellaart Catal Huyuk: A Neolithic Town in Anatolia. — McGraw-Hill, 1967. — С. 181.
     7. A Global History from Prehistory to the Present. — New Jersey, USA: Prentice Hall, 1991. — ISBN 0133570053 Pages 9-13
     8. The Nature of Paleolithic art. — Chicago: University of Chicago Press, 2005. — ISBN 0226311260 Page 420—422
     9. Fielder, Christine Sexual Paradox:Culture. Sexual Paradox: Complementarity, Reproductive Conflict and Human Emergence. Christine Fielder and Chris King (2004).
     10. Museum of Antiquites web site (accessed February 13, 2008).
     11. Hodder, Ian. A Journey to 9000 years ago (2008-01-17). Проверено 2008- 08-07.
     12. Michael Balter The Goddess and the Bull. — New York: Free Press, 2005. — С. 127. — ISBN 0-7432-4360-9
     13. Hodder, Ian New finds and new interpretations at Catalhoyuk. Catalhoyuk 2005 Archive Report. Catalhoyuk Research Project, Institute of Archaeology (2005).
     

Источник:
Вестник Академии ДНК-генеалогии.
Научно-публицистическое издание Академии ДНК-генеалогии.
Volume 6, No. 11
November 2013
Просмотров: 6975