Deprecated: preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /home/h130/data/www/assdin.ru/engine/modules/show.full.php on line 243 Deprecated: preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /home/h130/data/www/assdin.ru/engine/classes/comments.class.php on line 186 Deprecated: preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /home/h130/data/www/assdin.ru/engine/classes/comments.class.php on line 186 Deprecated: preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /home/h130/data/www/assdin.ru/engine/classes/comments.class.php on line 186 Deprecated: preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /home/h130/data/www/assdin.ru/engine/classes/comments.class.php on line 186 Deprecated: preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /home/h130/data/www/assdin.ru/engine/classes/comments.class.php on line 186 Deprecated: preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /home/h130/data/www/assdin.ru/engine/classes/comments.class.php on line 186 Deprecated: preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /home/h130/data/www/assdin.ru/engine/classes/comments.class.php on line 186  Коды в нартском эпосе. » Осетия | Официальный сайт религиозной организации осетинской традиционной веры
21.11.2017 16:51

Коды в нартском эпосе.

Автор: admin / 4-05-2010, 22:44 / Категория: ---

Цораев З.У.

  Проблема кода  в современной философии и науке    рассматривается с разных точек зрения: культурологической, исторической, антропологической, семиологической и т.д. [См.: 3,  9, 10, 11].     Каждая из наук при этом решает собственные познавательные задачи в  соответствии со  своим  предметом исследования. С философской точки зрения следует обозначить  наиболее существенные признаки этого поистине всеобщего и интегрирующего аспекта человеческой деятельности практически формирующего как самого человека в  смысле культуры, так и  окружающий его мир. Особый интерес представляет анализ кодов в  этнокультурном плане во взаимосвязи мифоэпического и  социально-исторического. В  связи с  этим социокультурный код здесь  рассматривается  не   как специфическое средство коммуникации, а как универсальный способ проявления человека, как стремление человека упорядочить окружающее пространство, которое он преобразует в соответствии со своими целями, интересами и  потребностями.

      Активность человека связана,  в первую очередь с двумя базисными проблемами его социального бытия:     потребностью упорядочения отношений  в социуме между возрастными и  половыми группами  и  потребностью в  обеспечении безопасности социума и поддержания  его жизнеспособности. Поэтому мы   сосредоточимся на   анализе отдельных топологических и лексических кодов и их функций  в культуре традиционного общества. 

     Кодирование как особый вид деятельности развилось уже в историческую эпоху, но в своем зачаточном виде появилось в эру становления homo sapiens, в тот период, когда складывались речь и мышление. Характеризуя особенности развития древнего человека в эту эпоху Б.Ф.Поршнев писал:  «… «код» может быть только укрытием чего-то от кого-то, т.е. необходимо подразумевает трёх соучастников – кодирующего, декодирующего и акодирующего (не владеющего кодом)» [8.  С.441]. При этом  важность третьей стороны определяется в качестве фактора, конституирующего необходимость сокрытия. Социокультурный прогресс человека, развитие форм его деятельности неизменно сопровождаются усложнением способов кодирования и  сфер его применения. Постепенно кодирование становится универсальной формой проявления целеполагающей деятельности, упорядочивающей смысловые поля и  придающей им необходимую конфигурацию. Кодирующее действие переводит идеи и смыслы  в духовно-практическую плоскость. Код несёт в  себе целевое предназначение и  интенциональность, как практическое намерение достижения конкретного результата.

          Социокультурное кодирование, как освоение чувственно воспринимаемого мира, определяет  его  иерархизацию, упорядочение и структурирование, творение новой реальности, включающей человека в качестве неотъемлемого системообразующего элемента. При этом существенно повышается роль человеческого начала в процессе кодификации предметного мира.   Действительно, адаптирование чего-либо имеет своей непосредственной предпосылкой, своим опосредствующим фактором систему кодирования, которая выражается в духовно-информационном и материальном преобразовании предметов, идей и образов.

         Все элементы социокультурной программы культурно-исторической общности выступают в системном единстве и играют роль канала социальной информации, по которому транслируется и воспроизводится в новых условиях совокупность базовых принципов. Это некая транспоколенная парадигма,  расшифровка и распечатка которой проявляется в   историческом процессе, в   событиях,  а также институтах и учреждениях культуры.  

   Богатства духовного мира   могут транслироваться в культуре лишь при наличии особого механизма сохранения и передачи накопленных знаний и опыта, который обычно и называют традицией. Традиция может быть представлена «как специфическое выражение историко-генетической связи и основа развития общественных отношений» [7. С.39].   С точки зрения концепта кода  традиция - это устойчивый социокультурный механизм хранения  и передачи опыта,  норм, ценностей  и образцов этнической культуры.  

Парадигма  философского исследования природы  социокультурного кода включает в себя не только особенности и формы деятельности и типы социально-экономических отношений, но и параметры этнокультурного бытия. Субъектом, носителем    трансгенной социокультурной  программы является этнос. Дух народа и его мифология могут быть поняты  лишь при условии привлечения к социально-практическим детерминантам ещё и    этнокультурных  [См.: 5.С.89].  Мировоззренческие пласты духовной культуры каждого этноса, формировавшиеся в особых исторических условиях, имеют,   несмотря на общность и единство мировой истории, свои неповторимые черты, своё   индивидуальное лицо.

         Социокультурный код представляет собой универсальную форму упорядочения смыслового содержания человеческой деятельности, а также способ иерархизации общества, стабилизации структуры межсубъектных отношений. С помощью социокультурного кода формируется не только пространство непосредственно данной человеку природной действительности, но так же и пространство социума, с его многообразными отношениями коммуницирующих индивидов, с его усложняющейся системой координационных и субординационных связей. Задача кода в этом случае сводилась не только к тому, чтобы ограничить информацию и способствовать возможности появления и передачи сообщений. Она состояла ещё и в том, чтобы упорядочить систему социальных отношений, установив в ней такие смыслоразличители, которые позволили бы с помощью конвенции отрегулировать способы взаимодействия  индивидов, социальных групп, этносов, а в дифференцировавшемся социуме   старших и младших, управляющих и управляемых, господствующих и подчиненых. В связи с развитием социальных отношений и установлением вертикальных, субординационных связей возрастает роль топологических (пространственных) кодов, указывающих на положение человека в той или иной сфере деятельности и устанавливающих старшинство по половому, возрастному,  имущественному признакам.

       Уже охота в первобытном обществе распределяла  роли в соответствии с пониманием их престижности. Показателен пример охоты с участием Хамыца и встреченного им всадника. « Хорошо,- сказал всадник,- ты – старший, и я всё буду  исполнять, что ты прикажешь. Невдалеке была  небольшая балка. Вот незнакомый всадник и говорит:  - А жаль, если мы останемся в эту ночь  голодными . Впрочем, не хочешь ли – поди выгоняй, а не то присядь.

Ну, известно, - нарты себя нигде не унизят, а потому Хамыц  присел»

[ 6 . С.231]. Сидеть в засаде -  более почётное занятие, нежели выгонять стад о оленей. А потому последним занимались, как правило, молодые  охотники  .

Таким образом, из двух, решивших вместе поохотиться, младший гонит дичь, атакуя её сзади, а старший добывает её. При этом первый рискует гораздо меньше, чем второй и, соответственно его доля добычи оказывается меньшей. Показателен также эпизод из Нартского эпоса о том, как Бората пытались извести старого Урызмага на пиру в доме Алагата в тот момент, когда  боеспособные члены его рода ушли в балц. Здесь на помощь Урызмагу приходит один из младших, Батрадз, и избиение злоумышленников происходит в соответствии с архетипом охоты, ставшим со временем принципом воинского взаимодействия. Характерный диалог между Батрадзом и Урызмагом лишь подтверждает связь статусных отношений между воинами с охотничьими коннотациями: «Эй, старик, будешь в засаде сидеть или гнать?» Он сказал: «гнать я уже не в силах, в засаде посижу»  [6. С.237]. Стальной Батрадз нападает на Бората, вооружившись железной палкой (что явно символизирует пастушеский жезл), тогда как старый Урызмаг встречает врагов лицом к лицу, поставив   цирх  (меч, обоюдоострый топор) «меж дверных косяков, остриём внутрь дома»  [6. С.237].

   Мифическая основа власти коренится в возрастных различиях старших и младших, родителей и детей. Младшим подобает быть в подчинении у старших, обладающих большим опытом,   практическим и теоретическим разумом. Топологический код   фиксирует информацию о главенстве, о статусе индивидов и социальных групп, семей и племён, вступающих в процесс общения.   Нарт Хамыц не знает  пространственного кода и    проигрывает в споре за старшинство своему брату-близнецу Урызмагу, всякий раз попадая в расставленную  ловушку. Урызмаг   хитростью вынуждает Хамыца выполнить  обязанности младшего - везти на своем коне больший груз.     При приближении  к ныхасу  Хамыц оказался     слева от старшего, а  хозяина дома, первым поприветствовал Урызмаг, взяв на себя функцию старшего гостя. Урызмаг, знавший топологический код, добился признания окружающими своего старшинства [См.: 4.  С.220-223].            

    Вслед за С.П.Толстовым, этнографы и археологи  отмечают, что у древних кочевников Центральной и Средней Азии. существовал  институт возрастных классов [См.: 1.С.56]. Этот институт регламентировал процесс воспроизводства старших  классов за счёт младших, которые постепенно готовились к активной общественной жизни. На возрастное деление,  по замечанию А.Д. Грача, особое влияние оказывала военная   организация общества, вступившего в заключительную стадию разложения первобытнообщинного строя и зарождения государственности [См.: 1.  С.57,59.].   Наличие возрастных классов зарегистрировано и у скифов Причерноморья и Северного Кавказа. Это объясняет существование у номадов отрядов молодых  воинов, состоящих «на царской службе. Вероятно они образовывали царскую гвардию, постоянное войско, охранявшее царя, его дружину, и выполняли различные административные поручения» [2.  С.45]. Следующей была ступень взрослых воинов, объединявшихся в мужские союзы, из которых исторически возникала профессиональная  военная дружина, группировавшаяся вокруг удачливого военного вождя, совершавшая балцы и дерзкие грабежи, служившие единственным источником существования.

  Топологический код проявился также в делении пространства-обитания нартов на три места или три уровня. Характерно, что это деление осуществляется по вертикальной оси. Существовали три нартских села: Верхний Нарт, Средний Нарт и Нижний Нарт. Ахсартагката, военные предводители, наделявшие своих соплеменников военной добычей, проживали на верхнем уровне, на среднем – жрецы, Алагата, а на нижнем - производители и накопители богатств   Бората. Пространственный код закрепляет за воинами и военными руководителями верхний уровень, а за противостоящей им фамилией – Бората - нижний уровень и, соответствующую этим уровням, символику. 

      Если на ценностно-смысловом  уровне отношения между старшими и младшими, господствующими и подчинёнными выражаются в терминах   « мудрого» и «менее мудрого», то практически  они реализуются  в оппозиции управляющего и управляемого.

    Всякое общение предполагает выделение властвующего и подчинённого, ведущего и ведомого, но при этом важную роль играют различия между ними,   касающиеся телесных и духовных свойств. В мифическую и эпическую эпоху к ним относятся божественное происхождение и героизм, качества, которые придают властвующим легитимность. Они  маркируют пространство общения, выделяя в нём  сакральное и профанное,   не допуская управляемых индивидов   к священному миру.

      В определении пространственного кода  проявляется ориентация по четырём сторонам в зависимости от того, где локализована осевая, центральная точка. Четыре радиальные координаты используются в качестве основного инструмента структурирования аморфного пространства. Социальное пространство не исчерпывается отношениями вперёд-назад, вправо-влево. И хотя в них уже есть  попытка «приподняться» над действительностью, полный успех достигается только в вертикальной проекции социума, когда отношения между индивидами и отдельными группами приобретают сугубо субординационный характер, когда одно над другим надстраивается не только в воображении, но и в самой социальной реальности. Отношения господства и подчинения конституируются в  социальном пространстве и экстериоризируются в архитектонике общественных отношений, закрепляются в иерархии внутреннего, духовного порядка, в диспозиции смыслов.

   С вступлением общества в стадию иерархизации,   характеризующейся стремлением к социальному порядку, состоящему в том, что происходит объединение элементарных структур в структуры более высокого порядка,    имущественная и сословная дифференциация ведёт к рассредоточению состава общества по различным нишам его социально-уровневой организации.   Принадлежность к благородному роду определяла социальный статус, который автоматически не предполагал   обладания значительным имуществом, хотя экономические возможности играли важную роль для поддержки военизированных групп в условиях военной иерархии.

Наряду с утверждением универсальной персоны вождя осуществлялась сакрализация его топоса и социальных функций. Первые военные вожди пользовались личным авторитетом, но именно благодаря их мощным монументальным фигурам у окружающих формировалось представление о символическом значении власти, на которую проецировались важнейшие социальные ожидания. Силовая составляющая, преломлённая в виде интенции, преодолевающей любое сопротивление насильственными средствами, воплощается в социальных структурах в виде института военной власти, который одновременно мог присваивать себе функции организатора производства и верховного жреца.

 Выстраивается, так называемая, социальная пирамида, на вершине которой локализуются наиболее обеспеченные и активные члены общества, достигшие всеобщего признания, а в основании - масса  деятельного населения, озабоченная  созданием материальных благ и повседневными нуждами. В пространстве социума складываются социальные структуры, непосредственно кодирующие   место и роль человека в общественной системе отношений.  

     Семантическая деятельность по образованию смысловых полей в системе общения носит универсальный характер и значительную роль в этом процессе играет язык, который становится решающим фактором развития этносов в условиях традиционной культуры на её акустическом, дописьменном этапе.

     Язык, существующий в своём естественном бытии,  как ярлык предметов и как их замена в процессе коммуникации, выходит на новый уровень абстракции и становится языком языка, словом, которое «клеймит» другое слово, и меткой, фиксирующей целые пласты смысловых структур. Поверх естественного языкового слоя ложится новый, который является не только ключом к первому, но и магическим жезлом,  претворяющим способность оперировать первичным  знаковым слоем и стоящими за ним референтами. Возникающие лексикоды связаны не только с системой риторических приёмов, но в силу лингвистической конвенции и массовой коммуникации распространяются на все сферы жизни, в том числе и на разговорный, и на тайный язык.

       В бинарной диспозиции знаков, определяемой связью означающего и означаемого,  раскрывается смысл лексикодов, тайных языков, в частности хатиагского языка Нартского эпоса, которым владеют избранные нарты.                   Так, из сказания «Последний балц Урызмага»   [См.: 6. С.80] мы узнаём, как знание хатиагского, тайного языка помогает старшему из нартов, Урызмагу, не только вырваться из плена, но и  привести нартов к богатствам черноморского малика.

     Урызмаг отправляется в  свой последний  поход морем. Это значимый факт, т.к. в  символике Нартского эпоса вода является источником обновления, средством закалки нартов; кроме того, он племянник обитателей подводного  мира и может в любое время рассчитывать на их помощь. И действительно, несмотря на то, что  «путешествие»  в чугунном гробу заканчивается тем, что Урызмаг оказывается пленником своего врага черноморского малика, в  итоге его ожидает слава мудрейшего из нартов.

      Он предложил малику за себя большой выкуп. В беседе с ним Урызмаг сам определяет, кто пойдёт к нартам, чтобы передать его слова.   Это должны быть люди малика: один черноволосый, а другой рыжеволосый. Они  пойдут к нартам и возьмут выкуп за Урызмага: сто по сто быков однорогих, сто по сто двурогих, сто по сто трёхрогих, сто по сто быков четырёхрогих, сто по сто пятирогих.   Вот здесь мы и  сталкиваемся с  ситуацией, которую описывал  Б.Ф. Поршнев, когда код подразумевает три стороны: кодирующую, декодирующую и акодирующую. Каждая из сторон  имеет свои особые намерения  и смысловой горизонт понимания складывающейся ситуации. Более того, настоящий пример интересен тем, что коммуникация между кодирующим и  декодирующим осуществляется при посредстве акодирующего.     Малик и его  посланники являются акодирующей стороной.  Намерение, которым руководствуется малик, определяет горизонт его понимания Он не постигает смысла сообщения Урызмага и прочитывает только его «верхний слой» не догадываясь, что за ним  кроется.     Декодирующая сторона -  Шатана, хозяйка нартов, олицетворяющая силу мудрости  нартского социума, понимает лексикоды хатиагского языка (тайного языка нартов), в котором воины обозначаются как быки, а  их оружие как рога. Шатана объясняет нартам, что Урызмаг приглашает их совершить набег и отобрать у черноморского малика его несметные  богатства. Однорогие  быки - это пешее войско, двурогие - конное войско,  трёхрогие - копьеносное войско, четырёхрогие - панцирное войско, а  пятирогие - это войско, вооружённое с ног до головы.  Нарты, согласно замыслу Урызмага, должны погнать   впереди «стада» (войска)   двух «  быков»: чёрного  и  рыжего. Если они заупрямятся, то следует отрубить голову чёрному «быку» и  повесить её на шею рыжему. Рыжий  и  чёрный «быки»  – это посланцы малика, которые  покажут нартам  дорогу в его владения. Всё происходит   как и  было задумано: нартам достаются богатства малика, а  Урызмагу свобода и  вечная слава.

       Мы видим, как  мифоэпические герои сами управляют событиями  и  деятельно устраивают свою судьбу. Их активность не связана с какими-либо абстрактными идеями, а направлена на достижение реальных целей - защиту от врагов и иерархизацию отношений в социуме. Урызмаг от начала и  до конца контролирует ситуацию: он инициатор своего плавания, он же побуждает малика к  действию, он формулирует лексикоды, он до последнего держит малика в  санкционированном смысловом поле, наконец, он воздействует на нартов весьма замысловатым образом, играя на интересах своего врага.

   Тайный язык, используемый Урызмагом, - это обычный разговорный язык, имеющий свой вполне определённый смысл и свою логику. Вместе с тем  ему присущ смысловой подтекст, не очевидный для внешнего реципиента, который считывает только санкционированную информацию.  Искусство кодирования, создание лексикода   сводится к  обозначению определённого предмета, свойства, отношения   подачей знака:    это  удвоение смысла и утаивание его с помощью нового имени, которое и выступает как внешняя оболочка, скрывающая сообщение.

    Кодирование, таким образом, есть   управление одних знаков и   слов с помощью других,  формирование  бытия на основе идеально смысловых структур, имеющих опору в  реальности сознания социума, в  коллективной субъектности.

    Социокультурные коды выполняли не только защитную функцию, реализуя стремление одного этноса обезопасить себя от враждебности других этносов, но и важную коммуникативную функцию, так как   посредством кодов  происходит передача, сохранение и изменение накопленного знания, и производство нового.                                       

      Освоение человеком мира, потребление его свойств и качеств, преобразование окружающей среды, создание каких-либо средств воздействия на естественные и социальные условия бытия – всё это, так или иначе, происходит при посредстве социокультурных кодов, позволяющих ограничить поступающую информацию, сделав возможным производство сообщений в коммуникативной системе и  послужив инструментом иерархизации социума и  реализации других практических потребностей. При этом, чем более развита система кодирования, тем выше степень развития культуры и тем больше её жизнеспособность.

 

                                                 Литература

1.  Грач А.Д. Древние кочевники в центре Азии. - М.:Наука,1980.                        

2. Кычанов Е.Н.Кочевые государства от гуннов до маньчжуров.- М,1997.

3.   Михайлин В.Ю.   Золотое лекало судьбы: пектораль из Толстой Могилы и проблема интерпретации скифского звериного стиля //Власть. Судьба. Интерпретация культурных кодов/ Под ред. В.Ю. Михайлина. - Саратов: изд-во Саратовского ун-та, 2003.

4.    Сказания о Нартах: В 5т. /Сост. К.Ц. Гутиев. - Орджоникидзе: Ир,1989. -Том 1.

5. Найдыш В.М. Философия мифологии. От античности до эпохи романтизма. -М.: Гардарики, 2002.

6. Нарты. Осетинский героический эпос в трёх книгах. Книга 2.-М.: Наука,1989.

7. Плахов В.Д.Традиции и общество. Опыт философско-социологического исследования.-М.: Мысль,1982      

8.Поршнев Б.Ф. О начале человеческой истории (Проблемы палеопсихологии)- М.: Мысль, 1974.

9.  Раевский Д.С. Модель мира скифской культуры. - М.:Наука,1985.

10.  Фуко М. Слова и вещи. Археология гуманитарных наук. Пер. с фр.  - СПб.: А-саd, 1994

11.  Эко У.Отсутствующая структура. Введение в семиологию.- ТОО ТК.-Спб: «Петрополис», 1998.

Просмотров: 4483

#1 написал: х.д. (15 мая 2010 13:22)
цитата: "При этом, чем более развита система кодирования, тем выше степень развития культуры и тем больше её жизнеспособность".
Время жизни Учения - две тысячи лет до ее полного распада и превращения в символы, которые становятся непонятными подавляющему большинству человечества. Человечеству становиться жизненно необходимо возродить первоначальное Учение на "третий день" (условно, то есть в третье тысячелетие). Это цикл, конец которого опасен для самого существования человечества, если не связать "альфу" и "омегу", "конец" с "началом". Символ: свернутая змея, с кончиком хвоста в пасти.
Сегодня только осетины могут раскодировать симолы Древнего Истинного Учения, исходя из языка, обрядов и эпоса. Этим восстановится связь между Древним Учением и Современностью. И в этом спасение Цивилизации, которая уже почти полностью вышла за пределы не только рационального поведения, но и неверного понимания единства духовного и материалього. Для "обеспечения безопасности социума (человечества) и поддержания его жизнеспособности" - процесс раскодирования - это вопрос смерти и жизни!
В этом значение всех исследований подобного рода, с нашей точки зрения. В том числе, удачных работ, котрые здесь ведут уважаемые авторы.

Для примера, скажем, что означает история жены Лота, которая "оглянувшись" превратилась в "соляной столб"? Тот, кто способен раскодировать такие древние коды и есть наследник Древних Учителей?
(Вопрос не стоит в конкурентной националистической плоскости).Что могут сказать авторы по поводу этой частной (кодов, коенчно, множество) истории-кода?


исправление в тексте - "...но и верного понимания...".

#2 написал: х.д. (17 мая 2010 23:01)

Цитата: qq
я против категоричности суждений нужен очень взвешенный аналих комфортный для всех.

Ясные суждения всегда в некотором роде категоричны. Против чего, или каких суждений конкретно?
Взвешенный анализ, комфортный для - этим занимаются давно и безуспешно глобалисты и экумнеисты. Никакого комфорта. Нпротив, фронтальный рост противоречий!
паниранцы? позитивно и оптимистично? особенно видимо в Ираке, или в Иране? особенно шииты и сунниты? Тонны тротила - главный аргумет оптимизма!?
Цитата: qq
Это будет востребовано идеологическим рынком.

Двойка!Идеологический рынок ничем не отличается от иных рынков - выдают все, что "пипл хавает". А Истина как была в заперти, так и остается.
Цитата: qq
у вас же асетинцев всё какое то дрянное.

Как можно в трех строчках показать свою непоследовательность?! Выступать против категоричности так категорично оскорблять!?
"Все как то дряное" - это как? Что вы из этого "как то" поняли? Интересно.
Кстати, выше был поставлен вопрос по поводу истории Лота. Ответ прост, но не для всех, точнее, вовсе не для всех. Попробуйте ответить. Если вы в теме, то должны знать - "горошиной" сдвигают горы, если горошина истинна!
И осетинским "дряным" Он посрамит ученость мира, сказано...

#3 написал: х.д. (19 мая 2010 00:28)
Цитата: dsdf
ПАН ИРАНЦЫ ГОВОРЯТ МЫ СИЛА ДРУЖИТЕ С НАМИ А ВЫ ГОВОРИТЕ
МЫ ВАЖНЫЕ ДРУЖИТЕ С НАМИ

Из каких иранцев вы будуте? Может мы сами с иранцами определимся?
Цитата: dsdf
А ЗА НИМИ 5 000 ЛЕТ ИСТОРИИ ГОСУДАРСТВА

Напомни, о каком иранском государстве речь?

#4 написал: Tamerlan (23 августа 2010 23:41)
Извините пожалйста,но это уже не серьезно!Какие коды???Как то смеялся над одним чеченским писанием,в котором утверждается,что чеченцы основали Римскую империю...Сейчас читаю,что только осетины могут раскодировать и получается спасти мир могут только осетины!
Короче наши недруги ингуши сюда будут экскурсии устраивать это точно,когда им посмеятся над нами захочется.
Читая статьи об ассдине,нахожу связи с Авестой,различными древне иранскими и древнеиндийскими учениями,теперь и индейцев майя со своим 2012 сюда прилепили.

Ответьте честно,вы серьезно к этому относитесь или это прикол такой???

#5 написал: Daisy (5 января 2012 06:18)

#6 написал: fvshevtafkr (5 января 2012 14:44)

#7 написал: nnbwhz (5 января 2012 17:54)